Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Uncut

Катастрофа СССР и новые идеи от экономистов

Все-таки мир глазами экономистов меня иногда поражает.

"В тот момент, когда новое правительство пришло к власти, никаких сбережений уже не было, были бумажки (записи на счетах), котором не соответствовало никаких реальных активов/товаров."

Ок, а что, сбережения должны быть обеспечены... товарами на складах? Нет, серьезно, если население получает 10 000, а тратит только 8 000, то каждый год на складах должны "накапливаться" товары на 2 000 рублей? И через 10 лет все склады должны быть забиты товарами на сумму 2 годовых ВВП? А насчет активов... а какие же активы тогда пилили в стране на приватизации, на которых сколотили миллиардные состояния? Отсутствующие? Нет, я согласен, что попытка "мгновенно" выкинуть на рынок все сбережения ведет к инфляции, так как при том же объеме товаров на его покупку предъявляется намного больше денег. Но так и банковская система рушится при кризисе ликвидности, чего же тут удивительного.

Но еще больше радует предложение, которое через 30 лет мы "родили":

"То есть для "компенсации" нужно было взять на себя какие-то НОВЫЕ обязательства из БУДУЩИХ, не произведённых к этому моменту доходов. У этого был бы следующий экономический смысл: перераспределение от тех, кто эти доходы бы создавал после 1991 года, но не имел сбережений, к тем, кто сбережения имел, но создавал меньше."

На минутку, мы в 87-91 устраиваем полный дисбаланс своей "кооперацией", разрушаем все производственные цепочки, объем производства обваливается вниз, социалка в руинах, безработица... но, по крайней мере, мы пообещаем владельцам вклада что-то им из их же будущих доходов или будущих доходов тех людей, которые будут трудится! При этом речь не про распределение, нет, только про обещание. И все ради того, чтобы:

"Может, улучшило бы настроение. Может, ослабило бы травму."

Думаю, что-то мне это напоминает...

Uncut

"Главная проблема капитализма"

Пока на теоретическом фронте левой блогосферы затишье а политэкономия в загоне, весь мир пытается осмыслить свое новое состояние. Метафизики ноют, что что-то в капитализме испортилось, то ли денег много напечатали, то ли плохо рынок отрегулировали, то ли люди не хотят работать, то ли, наоборот, работают слишком много, но не там, то ли коммунистов недодавили, то ли наоборот фундаменталистам дали волю… Диалектики же ищут, в каком месте произошло очередное отрицание, и какой синтез нам светит. А отрицается многое…

Забавная дискуссия всплыла на тему «главной проблемы капитализма». Самым ярким, заметным «родимым пятном» капитализма называют товарное перепроизводство (это когда совокупный платежеспособный спрос, определяющийся суммой зарплат работников, заведомо ниже стоимости совокупного выпуска, произведенного этими работниками, на величину прибыли), с которыми связывают многие сегодняшние явления: закредитованность, вертолетные деньги, bullshit jobs, гонка вооружений, торговые войны и международное напряжение. Все это разные способы перераспределения денег в пользу работников-потребителей: из их будущих доходов, из общественного кармана, из кармана капиталистов, c завоевываемых рынков.

Еще одним дефектом капитализма признается конкуренция, точнее, все непроизводительные расходы, которые требуются только для удержания или завоевания доли рынка, и которые чаще всего определяются симметричными расходами конкурентов. Маркетинговые, патентные, юридические войны — затраты общественно-полезные сил и ресурсов не на создание ценности для потребителей, а на защиту или нападение на конкурентов. Это плата, без которой капитализм возможен, но крайне непригляден. Так сказать, меньшее зло.

Кто-то видит главным дефектом капитализма буржуазную демократию с буржуазной диктатурой, экономическую монополизацию и через нее узурпацию политической власти, угрозу нарушения балансов демократического сдерживания, рост неравенства и социальной напряженности, и даже моральную деградацию из-за идеологии личного успеха, индивидуализма и эгоизма.
Но является ли товарное перепроизводство или конкуренция «главной проблемой» капитализма? Нет, капитализм возможен и без одного, и без другого. Некоторое время.
Тут надо было бы сделать отступление и уточнить, почему у капитализма вообще возникает «главная проблема», а не множество равных между собой неприятностей. Но для этого надо осознать сущность, историческую роль и движущие силы капитализма как общественно-экономической формации. И за этим далеко ходить не надо: все отражено в названии.

Капитализм представляет собой систему общественного производства капитала. А капитал — это не просто богатство или деньги, не просто отложенное потребление, и даже не станки или товарные запасы. Капитал — это прежде всего сущность, способная к самовозрастанию. Капитал — это вложения, которые находятся в товарно-производственном обороте и за счет этого прирастают. То есть капитал является таковым только до тех пор, пока он приносит прибыль. А капитализм — это эволюционно сложившаяся система общественных отношений, которая обеспечивает этому процессу максимально благоприятные условия. Прибыль — это целевая функция всей капиталистической системы.

Таким образом, капитализм является капитализмом только до тех пор, пока капитал имеет способность к самовозрастанию. Это его сущность, и в этом кроется его главная проблема.
Чтобы капитал приносил прибыль, он должен быть включен в товарно-производственный оборот — то есть «вложен». Но этого мало. Он должен быть вложен в такие предприятия, для продукции которых есть платежеспособный спрос, превышающий расходы на ее производство. То есть люди должны быть готовы потратить на этот товар больше денег, чем они заработали. Это невозможно. Но возможно произвести такую продукцию, которую будут покупать не работники на зарплату, а капиталисты на прибыль. А капиталист будет приобретать только то, что может приносить прибыль, то есть средства производств. Значит, прибыль должна постоянно инвестироваться в расширение производства. Капитализм толкает капитал к самовозрастанию.

Вот это самовозрастание капитала и есть источник главной проблемы капитализма: перепроизводства капитала. Когда капитал возрастает так стремительно, что не может найти на рынке мест для вложения, которые приносили бы достаточную прибыль (не будем останавливаться на инфляции и рынке капитала), возникает эффект домино: капитал не может вернуться в оборот, платежеспособность спроса перестает возрастать с нужной скоростью, начинается товарное перепроизводство, падают прибыли, сокращаются возможности для инвестиций. Правительства достают способы применить шоковую терапию, чтобы перезапустить цикл роста — вливаниями в карманы потребителей (для поднятия спроса на товары потребления), капиталистов (для поднятия спроса на средства производства), войной за рынки (для поиска нового платежеспособного спроса) или просто войной, уничтожающей часть накопленного капитала. Но этот цикл не может остановиться, потому что капитализм производит капитал, и перепроизводство капитала — не сбой системы, а ее назначение.

Но разве перепроизводство капитала — это плохо? Разве плохо, если каждый работник сможет управлять целой фабрикой в одиночку? Разве капитала может быть слишком много? Ну и пусть 30% рынка обеспечивают потребителей, а 70% — средства производства! Вчера это 70%, сегодня будет 90%, завтра 99%, послезавтра 99.99%! Найдем применение. В чем проблема-то?
Увы, проблема в том, что такое прибыль. Без трудовой теории стоимости никто не сможет объяснить, что такое прибыль как феномен, чем она определяется и откуда она берется. Как выпуск замкнутой экономической системы может стоить больше, чем сумма ее затрат?

А с трудовой теорией стоимость вообще многие вещи встают на свои места. Например, по ТТС прибыль (совокупная по всей экономике) равна совокупной прибавочной стоимости. А прибавочная стоимость — это сумма (оцененного в деньгах) жизненного времени работников, которая потрачена на производство товара, минус сумма жизненного времени, которая потрачена на обеспечение воспроизводства этих работников. Иными словами, если (усредненный) работник за год работы производит товаров, способных прокормить в течение года двух таких же работников (один из которых он сам), то полгода и составят ту самую прибавочную стоимость, а в деньгах — прибыль, источник роста капитала и производства.

(p.s. Почему нас интересует именно труд работников, а не, например, затраты электроэнергии? Ну были бы мы электронами или солнечными батареями, оценивали бы в электроэнергии. А мы — люди. Вся ценность для нас измеряется в человеческой жизни. Кто хочет погрузиться — есть детальный разбор.)

Итак, беда в том, что в экономике, на 99.99% производящей средства производства, прибавочная стоимость на инвестированный капитал будет стремиться к нулю. Это Маркс и назвал тенденцией нормы прибыли к понижению. Даже если воспроизводство человека станет бесплатным, норма прибыли будет уменьшаться, потому что вся произведенная стоимость будет увеличивать накопленный капитал. И капитализм будет отрицать себя.

Рынок ищет выходы. Ищет способы сохранить капиталистические рыночные механизмы без прибавочной стоимости — например, переориентируя потоки капитала с приносящих прибыль предприятий в «инноваторов», в надувание стоимости акций. Пытается удержать капитал от возвращения в оборот, от инвестиций в условиях производства без платежеспособного спроса — пережигая его на электричество для биткоинов. Понижает в минус безрисковые ставки. И в конце концов закончит, конечно, мировой войной, как последним испытанным средством борьбы с перепроизводством капитала.

Но к счастью, капитализм производит не только свою главную проблему, но и свой главный подарок человечеству. Нужда в капитале — это то, что капитализм должен уничтожить. А что принципиально нового он должен создать? С чем он оставит человечество? Для меня это старая и избитая тема, вряд ли скажу что-то новое, но для кого-то со свежим взглядом, возможно, это отличный вопрос для диалектической разминки! Думаю, чем больше людей над этим задумаются, тем больше у нас будет надежды на светлое будущее.
Uncut

recap

В связи с поступлением разных новостей тут вспомнилось...
Как назвать этап развития капитализма, на котором в передовых странах
- труд роботизируется как в промышленном, так и домашнем масштабе;
 - капиталисты
сокращают размер рабочего дня;
 - капитал перестает приносить доход и банки требуют доплаты за депозиты, а по кредиту можно возвращать меньше, чем взял;
 - люди все больше отказываются от частной собственности;
 - отменяется экономическое принуждение к труду, труд из источника средств к существованию становится средством самореализации?

(1) В Японии к 2017 году построят полностью роботизированную ферму
    Стартап предлагает собственные автоматические мини-фермы для выращивания зелени
(2) Почему Швеция переходит на шестичасовый рабочий день
(3) ФРС может опустить ставки ниже 0% при новом кризисе
    Центробанки Европы экспериментируют с отрицательными процентными ставками
(4) Эпоха доступа и потеря свободы
(5) Финляндия готовит проект по гарантированному гражданам безусловному доходу в 800 евро
Uncut

немного диалектики компьютерной игры

Вот уж сколько критикуют компьютерные игры за их виртуальность! И время они занимают, и зависимость вызывают, и пользы от них никакой, и от насущных общественных проблем людей отвлекают. Вплоть до того, что мировая экономика к краху близится, уходя от реальных задач — освоения космоса, раскрытия секрета долголетия или всеобщего благосостояния — в виртуальную реальность, в производство виртуальных «стрелялок» вместо решения проблемы голода в Африке.Collapse )
Uncut

Языки и законы. Глава Четыре.

В предыдущем посте некоторое затруднение и неприятие вызвало мое желание трактовать норму эксплуатации как единую по экономике. Причем не какую-то "выравнивающуюся" (как о ней писал и Маркс, кстати), а единую по ее определению. Попробую уточнить, что я имел в виду.

Давайте представим себе экономику с одним полем. Крестьяне работают 12 тыс. часов и собирают 300 тыс. мешков зерна. Самим им для воспроизводства нужно, пускай, 200 тыс. мешков зерна. Таким образом, мы получаем, что норма эксплуатации составляет 50%, 100 тыс. мешков зерна имеют стоимость в 4 тыс. часов.

Теперь представим, что рядом появилось кузнечное дело, которое производит плуги. Производство плугов занимает 1 тыс. часов труда, но при этом кузнецам надо больше есть — им приходится съедать 100 тыс. мешков зерна. Норма эксплуатации составляет... -300%. Очевидно, занятие совершенно бессмысленное, и кузнецы экономическую ситуацию только ухудшат.

Но плуги позволяют повысить производительность крестьянского труда в два раза. Теперь крестьяне собирают 600 тыс. мешков зерна. Это значит, что трудовая стоимость 100 тыс. мешков снижается до 2,17 тыс. часов труда, норма эксплуатации крестьян становится 177%, а норма эксплуатации кузнецов теперь равна -54%. Вроде как кузнечество все еще не выгодно, и должно было бы экономику покинуть... Или можно сказать, что кузнецы крестьян эксплуатируют...

Но вся кооперация обретает смысл, если мы смотрим на экономику целиком. Совокупная прибавочная стоимость до кузнечного дела составляла 4 тыс. часов, а теперь равна 6,5 тыс. часов; а совокупная норма эксплуатации равна была 50%, а теперь стала равна 100%.

c m+v m+v+c v m m / v
Было 0 12 12 8,00 4,00 50%
Крестьяне 1 12 13 4,33 7,67 177%
Кузнецы 0 1 1 2,17 -1,17 -54%
Всего 1 13 14 6,50 6,50 100%

Если хотите, можете заменить в примере крестьян на бангладешскую швею, а кузнецов - на финского инженера. Любая норма эксплуатации отдельной фирмы, отрасли или страны, включенных в мировую систему разделения труда, не имеет смысла, так как существует в условиях мирового ОНЗТ всех участвующих в производстве компонент - в том числе стоимости рабочей силы, т.е. при условии кооперации. Поэтому рассматривать экономику можно только как систему с единой нормой эксплуатации. Не выравнивающейся, а именно единой, посчитанной на основе общих ОНЗТ всех товаров, участвующих в обмене, включая рабочую силу.

Маркс задал нам свойства языка, говоря на котором, мы понимаем отношения труда и капитала - причем труд участвует в отношениях в роли общественно-необходимых трудовых затрат и нормы эксплуатации, и характеризует экономику в целом, а капитал - ЧАСТный капитал - участвует в роли превращенных форм, выравнивающейся нормы прибыли и рентабельности отдельных производств и отраслей (ЧАСТЕЙ этой экономики). Все это вместе составляет динамическую систему, в которой Капитал является инструментом "калибровки" экономики, т.е. перераспределения ресурсов внутри нее как единого целого, на службе Труда - повышения нормы эксплуатации и прибавочной стоимости, т.е. объективного экономического прогресса. Это - язык диалектики разделения труда и кооперации, не существующих друг без друга, в масштабе мировой экономики, это язык диалога экономической системы с ее внутренними частями, делающими ее системой. Язык Маркса - это не просто "устаревшая экономическая теория", это взгляд на мир под принципиально иным углом, "другими глазами", нежели это делает экономикс или рядовой обыватель. Это язык более высокого уровня, позволяющий нам разговаривать о системных ошибках, просто невыразимых на внутрисистемном языке.

Стаффорд Бир очень схож с Марксом тем, что тоже дает совершенно другой язык, на котором можно обсуждать вопросы управления. Его организационная кибернетика примерно так же отличается от менеджмента, как марксизм — от экономикса. Его язык не поможет руководить отделом продаж, но он поможет увидеть динамику процессов управления и поможет организовать их так, чтобы они служили человеку, а не подчиняли его себе. Бир создает язык для познания законов, что позволит "оседлать" законы природы в отношении управления точно так же, как Маркс дал язык для познания экономических законов, которые позволяют "оседлать" экономическую стихию истории. И тот, и другой видел, как человечество порабощается созданным ей (Маркс - капиталом, Бир - институтами), так как смотрит "изнутри" системы и не понимает тех надсистемных законов, которые движут вызванными им силами. Эти законы нельзя отменить, но их можно изучить и использовать во благо человечества.

Об этом — четвертая глава Сердца Предприятия. Приятного чтения!
Uncut

О политэкономии, экономиксе и превращении форм (1).

Введение.

В последнее время я все лучше понимаю, что мешает пониманию Маркса и консолидации марксистов в отношении его экономической теории. С грустью я смотрю, как марксисты рвут друг другу глотки в борьбе услуга-товарников против услуга-не-товарников, в споре о том, соответствует ли цена рабочей силы ее стоимости, применимо ли в политэкономии понятие полезности…

Имхо, корень у всех этих разногласий один. И это — несоответствие подходов к производительной и распределительной стороне экономики. Проблема, которая у Маркса раскрыта (а, точнее, не раскрыта, а упомянута) только в третьем томе (до которого не все еще добираются) в проблеме превращения форм. Проблеме, которая имеет не учетно-математические корни, а глубокие экономические основания.

Collapse )

Продолжение тут.