dEmindED (deminded) wrote,
dEmindED
deminded

Филип Бейли, "Гомеопатическая психология". Lycopodium. (часть 2)

Приспособленец
Чтобы уметь хорошо приспосабливаться, человек должен соединять в себе эмоциональную отстраненность и гибкость. Так, более эмоциональные типы, такие, как Natrum muriaticum или Septa, часто преданность идеалам ставят выше собственных интересов, а эмоционально отстраненные, но ригидные типы, например Kali или Arsenicum album, предпочитают верность принципам и соображения безопасности гибкому приспособлению к изменяющимся условиям. К отстраненным и гибким типам относятся Phosphorus, Lycopodium, Argentum nitricum, Medorrhinum, Nux vomica, Staphysagria и Tuberculinum, и все они могут быть приспособленцами. По моим наблюдениям, наиболее склонны к приспособленчеству Lycopodium и Tuberculinum.
Субъект Tuberculinum приспосабливается по причине своей страстной любви к свободе и использует любую возможность для сохранения этой свободы. Lycopodium тоже не любит ограничений, но у него стремление к свободе не достигает столь сильного накала и никогда не приводит к безрассудным поступкам. Приспособленчество Lycopodium отчасти связано со стремлением к свободе, а отчасти — с желанием идти по пути минимального сопротивления и получить выгоду, не затратив для этого слишком много труда и не взвалив на себя лишних обязанностей. Поскольку Lycopodium, даже будучи взрослым, строит свою жизнь по принципам взаимоотношений со своей матерью (только теперь весь мир будет для него мамой), он надеется получить все, ничего не отдавая взамен. (Отсюда столь велик процент мужчин Lycopodium, которые принципиально не хотят работать.) Как и Phosphorus, Lycopodium надеется выкрутиться с помощью сомнительных авантюр, полагаясь на свое остроумие и обаяние.
Одним из распространенных проявлений приспособленчества Lycopodium являются его донжуанские похождения. «Профессиональные» бабники, меняющие женщин как перчатки и мгновенно исчезающие, стоит появиться малейшей проблеме, часто относятся к типу Lycopodium. Многие мужчины Lycopodium по натуре склонны жить на содержании у женщины, полагаясь на свое обаяние и стремясь избежать профессиональной и эмоциональной ответственности. Мужчины Lycopodium не так уж редко оказываются в прямой финансовой зависимости от своих жен и любовниц, отдающих их долги и выручающих их из различных материальных проблем, которые они создают себе своими рискованными аферами. Взамен такие женщины получают хорошего любовника, остроумного собеседника и уважительное отношение как к человеку, с которым «можно иметь дело».
Мошенничество — еще одна область, в которой столь необходимо искусство приспосабливаться, при этом многие аферисты Lycopodium являются еще и большими любителями женщин. К типичным аферистам Lycopodium часто относятся подпольные торговцы подержанными автомобилями, жулики, торгующие «тем, что выпало из машин», а также все прочие мошенники. Всех их объединяет помимо одинаково низкого уровня моральных принципов быстрый, изворотливый ум, не пропускающий ни единой возможности «урвать деньгу». Особенно часто к типу Lycopodium относятся мелкие жулики. Чтобы стать крупным уголовным авторитетом, необходимы железные нервы и беспощадная жестокость, т. е. те качества, которых у Lycopodium не очень много. Жулик Lycopodium может закрывать глаза на многие последствия своих «подвигов» (для Lycopodium вообще характерна склонность на многое закрывать глаза, если это ему выгодно), однако он не настолько хладнокровен, чтобы пойти на убийство, если только он не относится к категории «задавак »-спортсменов, которые могут иметь достаточно много внутренней злости. Мелкие же аферисты обычно пользуются наиболее легкими способами наживы, где это только возможно, и эта склонность выбирать легкие пути также является одной из важных характеристик Lycopodium.
Прекрасным 10Мористическим портретом мелкого жулика Lycopodium является образ Трактирщика (Innkeeper) в мюзикле «Отверженные» (Les Miserables). Следующий отрывок из этого шоу рисует гораздо более яркий (и комичный) образ Lycopodium, чем я могу изобразить:

«Входите, Монсеньор! Садитесь, Моим прекрасным заведеньем насладитесь. Хозяева других трактиров — сплошь жулье, Крадут и кормят невесть чем — вот мнение мое. Вам очень повезло, что вы зашли ко мне, Быть добрым и приветливым приятно мне вдвойне, Я честен и руки своей не прячу за спиной, Вам очень повезло — вы встретились со мной! Забавный анекдот всегда в запасе для гостей. Я мастер разных шуток и веселеньких затей. Я рад, что вы пришли, весь день сидите тут. Как мне не улыбаться вам — ведь денежки текут. Текут они ко мне в карман, и в этом заведеньи Ваш кошелек почувствует большое облегченье. Разбавлю я вино водой — вода у нас бесплатна. Уронит пьяный что под стол — я не верну обратно. Но все же всем я лучший друг, всем угодить готов, Но не зевайте слишком — вмиг оставлю без штанов! Чтоб люди шли ко мне толпой — я сам на части рвусь, Исполню ваш каприз любой, в лепешку расшибусь, Слуга для тех, кто небогат, лакей для их господ, Любому — друг, любому — брат, я весел круглый год, Готов любого утешать и пить с любым готов, Но берегите кошельки — оставлю без штанов!

Жена трактирщика: Я мечтала о принце на белом коне... Господи, что же досталось-то мне? Не достоин он даже в награду плевка, Моя жизнь это пытка — терпеть дурака! То он глупость несет (а цитаты Вольтера!), То гигант он в постели... Химера, химера! Что за шутка судьбы, моя жизнь не сладка! Мой удел не из лучших — терпеть дурака!*

Вовсе не все Lycopodium начисто лишены совести, однако большинству из них в той или иной мере присущ сомнительного свойства авантюризм. Подобно Sulphur, некоторые из них постоянно вынашивают грандиозные планы быстрого обогащения, которые, естественно, никогда не реализуются. С другой стороны, многие Lycopodium оказываются достаточно сообразительны, чтобы создать вполне прибыльный бизнес, умело используя имеющиеся на рынке пробелы, максимально полно рекламируя свое дело и ловко привлекая свои деловые связи для упрочения положения. Средний Lycopodium, как и средний Natrum muriaticum, — всегда немного боец. Он предпочитает наслаждаться легкой жизнью, однако он знает, что за это нужно бороться, и хотя не получает удовольствия от самого процесса борьбы, как Nux vomica, и вовсе не уверен в своей непобедимости, как Sulphur, Lycopodium достаточно сообразителен, чтобы понять, за что стоит бороться, как это сделать и как найти людей, которые бы ему в этом помогли.
Говоря о бизнесмене Lycopodium, я бы хотел остановиться на одной распространенной ошибке, которую иногда допускают даже опытные гомеопаты. Многие деловые люди Lycopodium довольно сильно поглощены своей работой и во время беседы с врачом могут производить впечатление удачливых, энергичных дельцов, излучающих уверенность в себе. В определенной степени это маска, заставляющая опрометчивых гомеопатов назначать таким людям Nux vomica, естественно, безо всякого эффекта. Различие между двумя лекарствами в подобных случаях может быть трудным и тонким, особенно когда у пациента имеются одинаковые для обоих лекарств физические симптомы, а так чаще всего и бывает (например, пациент жалуется на диспепсию на фоне стресса). Обычно в таких случаях мне помогало изучение личности пациента в детском возрасте. Очень часто уверенный в себе Lycopodium признается, что он очень переживал перед школьными экзаменами или что он недооценивал свои способности в школьные годы, хотя в настоящее время отрицает наличие какой бы то ни было слабости. Далее, на вопрос о том, каков его самый сильный страх, уверенные в себе Lycopodium, на удивление, часто дают следующий ответ: «Я боюсь, что моя жизнь ничего не стоит» или «что мой бизнес рухнет». Подобные мысли пациенту Nux vomica даже в голову не придут.
Средний Lycopodium вовсе не является храбрым донжуаном, скорее его можно назвать сексуальным оппортунистом. Иногда он не выходит за рамки простого заигрывания с девушками или похлопывания их по нижней части спины. С другой стороны, женатый мужчина Lycopodium в гораздо большей степени, чем другие мужчины, склонен поддаться искушению завести связь на стороне, стоит ему стать уверенным в своей жене. Это не значит, что он перестал любить жену. По-своему, ровно и немного отстраненно, он продолжает любить ее, однако та волнующая дрожь, которую ему дает новое любовное увлечение, делает его неспособным сопротивляться искушению.
Поскольку речь зашла о любви, необходимо кратко описать сексуальность Lycopodium. Сексуальная тема особенно сильно затрагивает индивидуумов Lycopodium, для которых половое бессилие является отражением темы бессилия в целом. Большинство мужчин Lycopodium не страдают импотенцией, однако многие испытывают явный страх перед ней, что можно расценить как частное проявление страха неудачи. Средний Lycopodium обладает достаточно высокой сексуальностью и склонностью давать волю своей сексуальной фантазии, когда реализовать потребности в этой сфере ему не удается (а иногда далее когда удается). Более «физические» представители типа Lycopodium, например «задаваки»-спортсмены и те, кого можно назвать донжуанами, могут требовать от своего партнера ежедневного секса и, если тот их не удовлетворяет, склонны искать связей на стороне. Более «интеллектуальные» Lycopodium имеют несколько меньший сексуальный аппетит, однако и у них он будет находиться «на верхней границе нормы». Подобно мужчинам других конституциональных типов мужчины Lycopodium могут испытывать трудности при установлении эмоциональной близости с тем человеком, с которым у него возникла половая близость. В сущности, это еще одно проявление желания «находиться в соседней комнате» — он не хочет быть один, но не хочет и настоящей близости.
Большинство мужчин Lycopodium склонны в той или иной степени преувеличивать свои сексуальные подвиги или уделяют повышенное внимание подтверждению своей сексуальной силы. Они могут быть гиперсексуальны в молодости, а позже, когда их половое желание снижается до более умеренного уровня, они могут расценить это как сигнал уменьшения их «мужской силы» и ужасно переживать из-за этого. Если у них возникают малейшие проблемы с эрекцией или случается преждевременная эякуляция — что вполне возможно у любого здорового мужчины в какой-то ситуации, например под действием стресса или с новым партнером, — то мужчины Lycopodium часто реагируют на это слишком эмоционально, с последующим развитием навязчивого страха «оказаться не на высоте». И затем сам страх может приводить к тому, что у человека возникнут реальные проблемы (Кент: «Снижение полового влечения»). В результате такой мужчина может пытаться принимать сомнительные афродизиаки в безумных попытках предотвратить естественное ослабление сексуальной функции и робко интересоваться у гомеопата, поможет ли лекарство в «этом отношении». Я вспоминаю одного пожилого джентльмена около семидесяти лет, обратившегося ко мне за гомеопатическим лечением. Он был вдовцом, однако изредка встречался с женщиной. Единственная его жалоба состояла в невозможности достичь оргазма при мастурбации, которой он занимался по нескольку раз в день. Он был зациклен не столько на своей способности совершить половой акт, сколько на отсутствии оргазма. Любопытно, что он рассказывал о своей жалобе без всякой тени смущения. Он описывал все детали не стесняясь и, казалось, совершенно не понимал необычности подобной жалобы в его возрасте. Его внешность и прочие симптомы вывели меня на Lycopodium, и, придя ко мне после приема дозы 1М, он заявил, что его проблема значительно уменьшилась.
Был у меня еще один пациент с подобной проблемой, хотя и гораздо более молодой. Этот очень худой молодой человек вообразил себя большим специалистом по йоге и восточной мистике. С нескрываемой гордостью он сообщил мне, что привык заниматься любовью по шесть-восемь часов, однако сейчас у него появилась новая партнерша и у него возникли проблемы с эрекцией. Он не удивил меня, рассказав, что уже прошел исследования сосудов полового члена на предмет сосудистой природы импотенции. (В некотором смысле человек меньше ощущает себя неудачником, если в основе его слабости лежат объективные причины, например заболевание сосудов, на которое можно переложить всю ответственность.) Его гордость по поводу прежних сексуальных возможностей и знания йоги были столь очевидны и чрезмерны, что у меня не возникло трудностей с назначением лекарства. После дозы Lycopodium 10М его самоуверенность заметно поубавилась; уменьшилась и его озабоченность по поводу своей потенции, а проблема ушла сама собой вместе со сменой партнерши.

Интеллектуал
Чтобы у читателей, столкнувшихся с обилием разнообразных подтипов этого лекарства, в голове не возникло путаницы, я должен пояснить, что существуют пациенты Lycopodium, которых я бы назвал псевдоинтеллектуалами и которые отличаются от истинных интеллектуалов Lycopodium. Псевдоинтеллектуалы занимают как бы промежуточное положение между «задаваками»-интеллектуалами и интеллектуалами настоящими. Псевдоинтеллектуала можно представить как «задаваку» интеллектуала, которому не хватает уверенности для слишком напористой демонстрации своих идей, при этом идеи псевдоинтеллектуалов все же отличаются большей тонкостью, чем идеи « задавак »-интеллектуалов. Псевдоинтеллектуалу может не хватать глубины и четкости мышления настоящих интеллектуалов, однако его аналитический ум будет поглощен постоянным пережевыванием одной идеи за другой, подобно ребенку, который не успокоится, пока не перепробует все лакомства на столе. Эта разновидность интеллектуального дилетантизма у некоторых Lycopodium является все той же попыткой повысить чувство собственной значимости. Они чувствуют (в большинстве случаев не осознавая того), что, чем больше знают, тем более важной персоной они являются. Обычно это гораздо более тихие люди, чем «задаваки»-интеллектуалы, и стремятся делиться своими знаниями только с друзьями, которые вряд ли отвергнут их и не будут над ними смеяться. Псевдоинтеллектуалы часто «садятся» на какой-либо предмет, словно пчелка на цветок, и «слизывают нектар с его Поверхности» в течение нескольких недель или месяцев, после чего «перелетают» к иному «предмету», иной области знаний. Пока такой человек поглощен своим «предметом», он занимает большую часть его внимания. Он будет читать например, одну книгу за другой, пытаясь стать «знатоком» в этом вопросе. Однажды мне пришлось лечить такого человека, единственной жалобой которого был слишком чувствительный желудок. Он рассказал мне, что в настоящий момент занят изучением «теории хаоса». Сообщено это было в исключительно гордой манере, подчеркивающей солидность подобного занятия, кроме того, он сказал, что собирается написать книгу по этому поводу. Однако по мере нарастания моих вопросов о том, в чем же состоит эта «теория хаоса», его ответы становились все более расплывчатыми и свелись к туманным словам о «желании понять, как порядок вырастает из хаоса». Он работал компьютерным техником, и других источников знания «теории хаоса», за исключением той книги, которую он изучал, у него не было. Скоро для меня стало очевидным, что стремление изучать данную теорию возникло исключительно вследствие внушительности ее названия и надежды на то, что, овладев этим знанием, он будет выглядеть «более интересным». Он был одинок, не имел близких друзей и испытывал затруднения при знакомстве и общении с женщинами, очень боясь быть отвергнутым. Наличие всех этих проблем он признал очень неохотно и лишь после настойчивых вопросов с моей стороны. Подобно многим другим псевдоинтеллектуалам Lycopodium основной целью его жизни было стремление выглядеть достаточно интересным, привлекая тем самым к себе друзей и женщин и завоевывая уважение со стороны других людей. Именно для этого он пытался накопить знания, которые и помогали ему вызывать интерес к себе со стороны окружающих.
Я назначил ему Lycopodium 10М, и в следующий раз, когда я его увидел, он находился под очень сильным впечатлением от действия лекарства. Сначала он почувствовал легкую заторможенность и находился в этом состоянии один или два дня, после чего обнаружил, что симптомы несварения желудка его уже не беспокоят и он перестал чувствовать онемение в ногах, когда сидел в позе лотоса при медитации. Мне он показался более расслабленным, а стремление пустить пыль в глаза своей образованностью практически не ощущалось. Когда я спросил его о том, как продвигается изучение «теории хаоса», он ответил, что это перестало его занимать.
Истинный интеллектуал Lycopodium встречается реже, чем псевдоинтеллектуал этого типа. Истинный интеллектуал на самом деле очарован заинтересовавшим его предметом, и стремление производить впечатление на людей не является его основным побудительным мотивом. Обычно это эксперт в определенной области, однако эта область может быть какой угодно — квантовой физикой, лингвистикой или философией. Для интеллектуала Lycopodium его научная деятельность часто оказывается средоточием всей его жизни. Она поглощает большую часть его времени, дает ему удовлетворение и ощущение смысла жизни. Его можно назвать самым черствым сухарем из всех Lycopodium, так как он живет почти исключительно одним интеллектом. Чаще всего этот достаточно скромный человек, проводит много времени, уединившись с книгами, и вполне может прочесть хорошую лекцию. У него вы не обнаружите ни напыщенности интеллектуала Sulphur, ни излишней напористости и нетерпимости к чужому мнению интеллектуала Nux vomica. Напротив, интеллектуал Lycopodium будет корректен и терпелив со своей аудиторией, а его понимание предмета являет пример исключительной глубины. Интеллектуал Lycopodium — это настоящий ученый в белых одеждах, с высоким лбом, всю жизнь не выходящий из лаборатории, проводящий какие-то плохо понятные обычному человеку научные изыскания, вечно препарирующий и анализирующий. Ему может недоставать вдохновения гениального ученого Sulphur, однако он предан своей науке и получает от нее истинное наслаждение. Если он избрал теоретическую, а не практическую науку, его изыскания проводятся, как правило, вполне традиционным способом в отличие от Sulphur, чьи идеи будут отличаться крайней оригинальностью, вбирая в себя информацию из самых разнообразных дисциплин, и внешне могут и не вытекать непосредственно из результатов научных наблюдений.
Учителя и профессора институтов часто относятся именно к интеллектуалам Lycopodium, Я вспоминаю своего собственного учителя и, возвращаясь мысленно на его занятия, все больше прихожу к убеждению, что и он относился к этому типу. Его познания были очень глубоки, но при этом он не отличался требовательностью (в отличие от Kali или Arsenicum album, которые столь же глубоко знают предмет, сколь и склонны к строгой дисциплине), не был высокомерен и не пытался демонстрировать свою власть. Он был скромным человеком, с удовольствием делился знаниями, а иногда глаза его загорались энтузиазмом, когда он немного отклонялся от школьной программы и рассказывал нам о таких волнующих вещах, как черные дыры или теория относительности. Однако обычно он был спокоен и невозмутим, немного робок и ужасно смущался, когда мы слегка подшучивали над ним.

Хиппи
В шестидесятые годы огромное число молодых людей было в той или иной степени вовлечено в движение хиппи, и, без сомнения, среди них были многие конституциональные типы. Однако я обнаружил, что те люди, которые до сих пор придерживаются этого образа жизни, в основном принадлежат к двум конституциональным типам: Natrwn muriaticum и Lycopodium. Образ жизни хиппи предполагает выпадение из стандартного общества, и это на первый взгляд идет явно вразрез с типичным для Lycopodium стремлением приспосабливаться, однако на самом деле жизнь хиппи весьма соответствует нежеланию Lycopodium брать на себя какую бы то ни было ответственность. Большинство сегодняшних хиппи не имеют постоянной работы и живут на пособие. Обычно эта позиция оправдывается тем, что общество порочно и поэтому его не грех и обмануть, либо тем, что сообщество хиппи — пример идеальных отношений между людьми. Оба этих объяснения — примеры способности Lycopodium к самооправданию. Образ жизни хиппи также неразрывно связан со «свободной любовью», обычно подразумевающей секс без эмоциональной близости, что также весьма привлекательно для многих Lycopodium. Кроме того, общество хиппи основано на безоговорочной любви и признании своих членов друг другом, что также очень ценно для среднего Lycopodium.
Однажды мне пришлось лечить сразу около десяти членов коммуны последователей одного из современных гуру, Бхдгавана Шри Раджнеша. Этот гуру был приверженцем довольно вольного образа жизни, призывал своих последователей прежде всего наслаждаться доступными радостями, что в первую очередь имело следствием полную сексуальную вседозволенность, царившую в этой коммуне. Все обратившиеся ко мне ее члены жаловались на диспепсические расстройства и все до одного были конституциональными Lycopodium. (Это выглядело почти комично — встречая каждого следующего «саньясина» (так они себя называли), я уже готовил ему Lycopodium. Я изо всех сил старался оставаться беспристрастным и каждый случай начинал заново, но всякий раз опять выходил Lycopodium, и каждый из них отлично отреагировал на лекарство.)
Современные хиппи крайне зависимы от марихуаны, которая помогает им не замечать проблем, и, возможно, это является одним из примеров склонности Lycopodium к уходу от неприятностей. Чтобы избежать переживаний, уйти от работы и не чувствовать своей неадекватности, у многих Lycopodium вырабатывается нечто вроде слепоты — они не замечают конкретных проблем. Притупление восприятия, которое обеспечивается марихуаной или алкоголем, позволяет многим Lycopodium, включая большую часть хиппи, создавать себе нечто вроде рая для дураков. Более традиционный пример подобного отношения к жизни можно увидеть у героя комиксов Энди Кэппа. Как только его многострадальная жена устраивает ему очередной разнос за то, что он вместо того, чтобы приносить деньги домой проигрывает их в азартные игры, он неизменно отвечает: «Не волнуйся, милая, лучше пойдем выпьем». В сообществе, подобном коммуне хиппи, Lycopodium ощущает себя любимым и принятым остальными, поэтому он не переживает, что для всего остального общества он как бельмо на глазу, хотя он и здесь старается приспособиться и не особенно идти наперекор принятым нормам. (Свидетельством экстраординарного стремления хиппи «быть хорошими для всех » является их «единая униформа» — длинные волосы, цветастые рубашки, самодельные украшения, а также их этика любви и мира.) Относительно уверенный в себе Lycopodium может в большей степени проявлять свою индивидуальность, и этот процесс часто начинается с дозы Lycopodium 10М.
Сентиментальность и мягкосердечие
Большинство Lycopodium имеют достаточно доброе сердце. Даже «задавака»-спортсмен скорее всего не забудет подарить маме цветы на женский день. Большинство Lycopodium имеют природную любовь к людям, хотя эта любовь не очень сильна и немного обезличена. Они сентиментальны, и их трогают грустные и трагические истории. Lycopodium часто мучается из-за ощущения собственной неполноценности, поэтому он жалеет неудачников, будучи до определенной степени способным поставить себя на их место. (При этом субъекта Lycopodium восхищает успех в любой форме, и он будет пытаться его имитировать.) Средний мужчина Lycopodium будет разумным и тактичным партнером и терпимым родителем. Особенно снисходительным он будет с дочерьми, а с сыновьями может быть относительно суровым, пытаясь воплотить в них какие-либо из собственных несостоявшихся мечтаний. Женатый мужчина Lycopodium может использовать свою дружелюбность и обаяние в семейных отношениях, а так как в душе он остается немного ребенком, ему нравится играть с детьми, и иногда он кажется скорее их сверстником, чем отцом. Он склонен гордиться своими детьми и с удовольствием будет заниматься чем-то со своими мальчиками, например ловить рыбу или играть в футбол. (Поклонники комиксов о Симпсоне узнают здесь Гомера Симпсона — отца всемирно известного мультипликационного героя Барта Симпсона. Гомер Симпсон — великолепная карикатура на типичного отца семейства Lycopodium. Это трус, мечтающий о великих свершениях, половину своего свободного времени он игнорирует семью, играя со своими приятелями, а другую половину — снисходительно позволяет своим детям делать все что им захочется. Хотя у домашних имеется множество претензий к нему, он не сомневается, что его любят, и на самом деле они знают, что в трудную минуту на него можно опереться. А в остальное время они предоставлены самим себе.) Поскольку Lycopodium стремится к тому, чтобы быть принятым (а следовательно, в душе он чувствует, что его не принимают), у многих из них формируется характерный вид сентиментальности — склонность плакать, когда их тепло встречают или оценивают (Кент: « Плачет, когда его благодарят»). Подобно блудному сыну, вернувшемуся домой, субъекта Lycopodium буквально захлестывают эмоции, когда он сталкивается с проявлениями искренней любви. В целом мужчины Lycopodium могут заплакать гораздо легче, чем представители типа Natrum muriaticum, и не столь стеснительны, чтобы скрывать слезы от окружающих. Хотя некоторые Lycopodium могут обижать жену и детей, большинство Lycopodium вполне отдают себе отчет в том, что их счастье прямо связано с близкими людьми, и они могут выражать искренние эмоции при прощаниях, встречах и годовщинах свадьбы, а когда им приходится говорить заздравные тосты, они вполне искренне могут пустить слезу признательности за любовь и семейное счастье.

Депрессия и отчаяние
Обычно Lycopodium не воспринимают в качестве депрессивного типа, и, действительно, большинство пациентов с истинной депрессией нуждаются в назначении других лекарств, однако при стечении неблагоприятных обстоятельств депрессия может возникнуть у представителей любой конституции, и Lycopodium здесь не исключение. Депрессия у пациентов с конституцией Lycopodium уходит под действием этого лекарства, если только она не вызвана горем, когда скорее всего могут понадобиться Natrum muriaticum или Ignatia. Я видел не очень много пациентов Lycopodium с депрессией, и поэтому мои замечания в этом отношении будут краткими. Те, кого мне пришлось наблюдать, сталкивались с большим количеством жизненных трудностей, им досталось мало родительского внимания и любви в детские годы. Их депрессия имела большое сходство с таковой у Natrum muriaticum, с рядом «добавочных» типичных для Lycopodium черт. Так, в состоянии депрессии у них развивается отвращение к компании, однако они предпочитают « отходить не слишком далеко» и иметь возможность общения с кем-нибудь. Они сидят, углубившись в свои переживания, много думают о прошлом и презирают сами себя. Это депрессивное состояние очень трудно дифференцировать от депрессии Natrum muriaticum или Sepia, поэтому для уточнения вам понадобится выяснение преморбидных особенностей личности. У депрессивного пациента Lycopodium можно найти несколько типичных для этого лекарства особенностей — тревога перед ответственным мероприятием или нереалистический страх неудачи. Более того, эти тревожные особенности во время депрессии имеют тенденцию к еще большему усилению. У виденных мной депрессивных пациентов Lycopodium было крайне выражено отчаяние, словно они уже стоят на грани катастрофы. У некоторых из них имелись суицидальные мысли, и они усиливались в ходе начального обострения, вызываемого лекарством (хотя я никогда не сталкивался с ситуацией, когда депрессивный пациент в ходе лекарственного обострения покончил бы с собой). Кент так описывает пациентку Lycopodium в депрессии: «Не хочет, чтобы с ней разговаривали или заставляли что-то делать, не хочет делать ни малейшего усилия, хотя, когда ее принуждают к этому, ей становится легче». К сожалению, эта ремарка может быть отнесена почти к любому пациенту с депрессией. Таким образом, чтобы назначить Lycopodium в состоянии депрессии, необходимо рассмотреть совокупность всех симптомов пациента и его анамнеза. Одним из полезных в отношении проведения дифдиагноза признаков депрессии Lycopodium является углубление депрессивного состояния при пробуждении с ослаблением в течение дня (Кент: «Суицидальные мысли при пробуждении»). Депрессия Natrum muriaticum тоже усиливается после пробуждения, но в течение дня ее ослабление не столь заметно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments