dEmindED (deminded) wrote,
dEmindED
deminded

Ехал я как-то пьяный, помнится, после проводов forel и ее подруги на маршрутку в Измайлове. Ну по дороге оттуда мы с бохом пивка долбанули... или один долбанул... не помню, в общем. А ехал я в гости к Чоколе, ибо до дома уже далеко было, а вне дома я вообще спать люблю - как-никак, смена обстановки. В общем, сижу в метро, гироскоп пошаливает. Смотрю соседке в книжку. Там какое-то странное словосочетание курсивом сверху страницы "средний Lycopodium". "Какая-то фигня", думаю. Читаю. Абзац, другой. И тут понимаю, что читаю свою жизнь, описание себя - своего психологического типа. За две остановки с жадностью прочитываю пару страниц, потом надо выходить. Соседка, заметив мой интерес, добро показывает заглавие книжки. Я запоминаю, вылетаю из вагона...

Через день пытаюсь найти книжку в инете. Протрезвев, имею лишь смутные воспоминания о названии и авторе. Через пару часов, нахожу, где ее можно купить. И еще два (не помю сколько, вычислять лень) месяца не могу туда съездить и оставить денег. Вчера смог.

Прочитал весь свой тип. Так как в основном упор на негативные моменты, а так же специфические черты в тексте подчеркнуты, а в себе проявлены несильно, начал немного сомневаться. Прочитал соседний, похожий тип (видимо, откровенно Юкиновский) - понял, что первый мне действительно сильно соответствует. Прочитал предисловие. Уверился точно. Принял решение сохранить в архив. Наиболее соответствуют характеристики именно главы о "среднем", многие в той или иной мере проявляются, есть и такие, которых почти нет. Но в целом за время чтения сделал шаг в познании себя примерно того же размера, как за прошедшие полгода. Очень многие вещи из названных в этой главе я в себе видел, многим противостоял, многие пытался искоренить, многие признавал. Так что если увлекусь гомеопатией - да простят меня знакомые и друзья :)

И вот, наконец, вся правда обо мне.
Филип Бейли, "Гомеопатическая психология". Lycopodium.(часть 1)

Сущность: бессилие.

Lycopodium — очень большое лекарство. По частоте встречаемости в современной городской цивилизации этот препарат, пожалуй, уступает только Natrum muriaticum. Lycopodium — преимущественно мужское лекарство, и примерно одна пятая всех мужчин индустриально развитых стран относится к этому типу.
Поскольку субъектов Lycopodium очень много, внутри этого типа существует широкий спектр различных личностных картин. Изучающий гомеопатию должен уметь распознавать каждую из них, иначе слишком высок риск не заметить нужный пациенту препарат. Однажды у меня на приеме сидела женщина-врач, только что изучившая гомеопатию. После того как очередной пациент вышел за дверь, мы принялись анализировать случай и она заявила, что пациент не может относиться к типу Lycopodium, так как он слишком спортивен и не слишком умен. Пациент действительно не соответствовал "стандартной» картине Lycopodium «интеллектуала со слабыми мышцами". Тем не менее у него относительно четко были представлены все основные черты типа и он вполне хорошо отреагировал на назначение Lycopodium.
Бессилие означает «недостаток силы», беспомощность, слабость. Подавляющее большинство индивидуумов Lycopodium ощущают внутри себя это бессилие, хотя внешне они могут казаться вполне уверенными в себе и даже мощными людьми. Но им не хватает уверенности в собственных силах, и эта внутренняя неуверенность в себе прослеживается обычно вплоть до самых ранних детских лет.
Существует два типичных сценария развития событий в семье ребенка Lycopodium. Первая ситуация, когда один из родителей, как правило отец, подрывает уверенность ребенка в себе. Например, отец может ожидать от ребенка слишком больших спортивных достижений и критиковать его гораздо чаще, чем хвалить. Любимая фраза такого типа отцов: «Когда я был в твоем возрасте...», за которой обычно следует стандартное перечисление подвигов самого отца в детском возрасте, начиная от умения играть в футбол и кончая умением нравиться девочкам. Естественно, что такого рода педагогика быстро приводит к развитию у ребенка страха и тревоги перед любым ответственным действием. Он начинает бояться любой задачи, любого действия. И в результате действительно начинает справляться с этими задачами хуже, что способствует дальнейшему усугублению представления о себе как о неудачнике. Дальше в течение жизни такой человек постоянно будет бороться, доказывая себе и другим, что он достаточно хорошо справляется с тем, что делает. (Очень похожая динамика наблюдается у многих детей Natrum muriaticum. Однако дети Natrwn muriaticum с удовольствием стараются сделать все максимально хорошо, чтобы угодить своим требовательным родителям. По контрасту с детьми Lycopodium дети Natrum muriaticum уверены в своих силах, так как их родители не скупятся на похвалы, если они действительно сделали все как следует. У детей Natrum muriaticum другая проблема — они знают, что их похвалят, когда они все сделают правильно, однако любовь родителей слишком сильно зависит от их способности «быть.самыми лучшими», словно они не заслуживают родительской любви «просто так». А ребенок Lycopodium чувствует себя неудачником, так как ему никогда не удается заслужить однозначного одобрения.)
Другой распространенный сценарий — родитель одного пола с ребенком, сам является неуверенным в себе субъектом Lycopodium, и ребенок просто перенимает у него этот недостаток. У детей могут быть лучшие по сравнению с родителями возможности, и они могут получить больше эмоциональной поддержки, поэтому такие дети в состоянии добиться в жизни большего, чем родители. Но, несмотря на это, у них все равно сохраняется подсознательный страх неудачи, так как полученный в годы формирования их психики отцовский страх проник очень глубоко.
Как бы ни сложилось детство пациента Lycopodium, результатом его будет постоянный подспудный страх неудачи — в бизнесе или в браке, несмотря на то что дела идут вполне успешно, а брак оказался счастливым. Опять-таки похожую ситуацию можно наблюдать у пациента Natrum muriaticum, постоянно ожидающего невзгод, даже когда все идет превосходно. Различия будут довольно тонкими, но принципиальными. Lycopodium будет втайне ожидать неудачи, тогда как Natrum muriaticum будет ожидать несчастья. Lycopodium выглядит счастливым, пока все идет хорошо (счастливым и довольным), тогда как Natrum muriaticum внутри себя остается несчастным, несмотря на внешний успех, как и в детстве он чувствовал себя нелюбимым, даже когда его хвалили. Вследствие страха неудачи у Lycopodium очень выражена «тревога ожидания», т. е. тревога перед ответственными событиями. Эти люди будут ужасно нервничать перед беседой с врачом, переживая, что могут сказать что-то неправильно (Кент: «Боится сделать ошибку»), и при этом тревога может ощущаться в виде тошнотворного «скручивания» желудка. Обычно субъект Lycopodium делает что-либо лучше, чем предполагает, поскольку неадекватная внутренняя неуверенность в себе основана не на реальной оценке уровня своих способностей, а на «ощущении неудачника», которое уходит корнями в детские годы. Со временем он может научиться не обращать внимания на эту тревогу и все больше и больше раскрывать свои истинные таланты, включая способность выступать на публике, чего Lycopodium обычно боится больше всего.
Стремление угодить людям
Ничто так не укрепляет чувство уверенности в себе, как популярность. Ребенок Lycopodium рано обучается искусству подлизываться к своим сверстникам, чтобы заслужить их одобрения. Он может копировать фразы и манеру поведения, уступать любым требованиям, причем не только со стороны известных драчунов, но и со стороны других сверстников, в ответ добиваясь того, что ему нужно. Lycopodium пытается угодить всем. Ребенок Natrum muriaticum очень расстроится, если от него отвернется близкий друг. Lycopodium расстроится, если ему не удастся угодить кому бы то ни было, даже совершенно постороннему человеку. Lycopodium становится неунывающим беззаботным человеком (Кент: «Приятный человек»), так как боится конфронтации и скорее уступит, чем пойдет на конфликт. В крайних проявлениях Lycopodium становится пресмыкающимся подхалимом, чьи неадекватные попытки угодить прямо пропорциональны его чрезмерному страху перед «наказанием». А самым страшным наказанием для него является социальное отвержение.
В попытках завоевать популярность Lycopodium теряет возможность завязать настоящую дружбу. Обычно у него скорее будет много хороших знакомых, чем несколько близких друзей, как у Natrum muriaticum. Для Lycopodium очень характерно то, что на первом месте у него дружеские связи, нежели семейные. Даже если дружба будет не слишком тесной, он будет стараться изо всех сил, чтобы угодить своим приятелям. При этом семья часто остается в стороне, так как в преданности своих домашних он не сомневается, а раз так, то и заискивать перед ними не обязательно. Однажды мне пришлось общаться с одним инструктором по теннису, очень обходительным человеком, как и большинство Lycopodium. Он был женат на давно и молча страдающей женщине Natrum muriaticum, которой приходилось видеть мужа очень редко. Ко всему прочему ей пришлось переехать вместе с мужем в провинциальный городок из большого города, где осталась ее семья. Однажды в разговоре речь зашла о преимуществах и недостатках провинциальной жизни по сравнению с городской, при этом его жена совершенно ясно дала понять, что она чувствует себя несчастной, будучи разлученной со своими близкими, и что она переехала, только уступив настоятельной просьбе мужа. На что теннисист ответил, что он может быть счастлив где угодно и может дружить с кем угодно, при этом ни с кем не сходясь слишком близко. Даже во время вечерней игры в теннис он старался не упустить шанс завязать знакомства (в то время, когда он делал то, что умел лучше всего, — играл в теннис), оставляя свою жену фактически «теннисной вдовой». В конце концов он обратился ко мне как пациент по поводу хронических диспепсических проблем и они полностью исчезли после нескольких доз Lycopodium 10М.
Стремясь угождать людям, Lycopodium обычно проявляет недюжинные дипломатические способности. Даже не уважая собеседника, он продолжает оставаться с ним вежливым и приятным. Именно по этой причине из Lycopodium получаются хорошие продавцы и коммивояжеры. Особенно много Lycopodium занятых в торговле автомобилями. На это есть несколько причин. Во-первых, Lycopodium очень приятный человек, легко сходящийся с людьми, а соответственно способный легче «раскрутить» их на покупку. В большинстве случаев Lycopodium испытывает естественную симпатию к окружающим и ему нравится общение даже с совершенно незнакомыми людьми. Даже если человек ему не нравится, он скрывает это за покровом беспечности и подхалимства. Кроме того, Lycopodium — приспособленец. В отличие от Natrum muriaticum он гораздо более склонен предпочесть личную выгоду морали, а потому с одинаковой легкостью может продавать и новую машину с тремя годами гарантии, и подержанный автомобиль со скрытым дефектом. И наконец, большинство Lycopodium обожают производить впечатление, а машина является важным символом престижа. Даже если это не их личная машина, типичные Lycopodiwn испытывают определенное чувство гордости, демонстрируя покупателям мощные лимузины, а если потенциальный покупатель выражает сомнение в мощности того или иного двигателя, Lycopodium воспринимает это так, словно тот усомнился в его личных мужских качествах.
Люди, занятые в торговле автомобилями, имеют много общих черт со спортивными комментаторами, среди которых также много субъектов Lycopodium. В отличие от более утонченной вежливости работников сферы услуг ведущих спортивных программ часто отличает приторное дружелюбие. Они нередко стараются подчеркнуть свою популярность у аудитории дружелюбной, но ни к чему не обязывающей панибратской приветливостью. Эта фамильярность очень типична для ветерана английских спортивных программ Брюса Форсита с его традиционным: «Рад снова приветствовать вас, друзья!».
Хотя Lycopodium старается угодить другим в основном с целью достижения ощущения безопасности, сам он обычно находит этому гораздо более возвышенные объяснения. Однажды мне пришлось участвовать в групповом психотерапевтическом тренинге, в ходе которого его участники пытались выявить скрытые мотивы собственного поведения и обучались строить отношения с другими. Среди участников тренинга был мужчина пятидесяти лет, который, несмотря на свой возраст, имел цветущий юношеский вид, а в довершение всего носил синие джинсы и длинные волосы. Незадолго до этого он прошел другой, более «духовный» тренинг, основной целью которого было обучение «чувства любви ко всем». Находясь же на нашем тренинге, он с большим трудом мог принять агрессию, которую иногда ощущали в себе и затем выражали внешне другие участники. Стоило кому-либо из участников разглядеть «спящий» в глубинах своего подсознания гнев и затем проявить его, наш «миротворец» Lycopodium реагировал стереотипными резонерскими рассуждениями о том, что кто бы ни спровоцировал эмоцию гнева, он всего лишь нуждается в любви. Как нетрудно предположить, этот стиль поведения лишь усиливал гнев участников, и скоро этот мужчина стал очень непопулярным членом группы. Он упорно, словно рассказывая затверженный урок, продолжал раздражать всю группу своим: «Мне кажется, что мы должны научиться любить друг друга» до тех пор, пока чаша терпения не переполнилась и вся группа в очередной раз не разразилась единодушным воплем: «Заткнись!». Тренинг с трудом, но все же раскрыл глаза этому человеку на то, что его привычные дружелюбие и приветливость не имеют ничего общего с настоящей, глубокой, ни от чего не зависящей любовью, а являются всего лишь «справкой», «юридическим документом», предъявление которого давало ему право на признание со стороны других.
Еще одна группа людей, использующих свое природное дружелюбие, а также красноречие во внешне исключительно благопристойных целях, — это американские телевизионные проповедники. Я уверен, что преобладающее большинство этих людей относится к типу Lycopodium, особенно наиболее назойливые и бесцеремонные, которые добиваются доминирования над своей паствой с не меньшим усердием, чем торговцы автомобилями добиваются Увеличения продаж. Эти люди, претендующие на роль духовных лидеров, Используют самые примитивные и циничные психологические приемы, чтобы выбить из своих доверчивых слушателей побольше денег, которые они потом потратят на вино и женщин. Эти люди являют собой пример типичных колдунов, живущих за счет «энергии» других людей. К счастью, большинство реальных колдунов Lycopodium имеют гораздо больше моральных принципов и гораздо меньше энергии, чем эти «телевизионные евангелисты» (часть телевизионных проповедников относятся к типам Sulphur и Natrum muriaticum).

Хвастовство, бравада
У Lycopodium напускная хвастливость выражена гораздо сильнее, чем у других типов. Они пытаются приглушить внутреннюю тревогу за счет внешних проявлений уверенности в себе. Хотя наиболее фундаментальным выражением сущности Lycopodium является бессилие, его вторичной, компенсаторной чертой можно назвать чванство. Это свойство можно увидеть и на физическом уровне в виде вздутия кишечника газами, а также в виде варикозного расширения вен и массивных геморроидальных узлов. Все эти проявления являются примерами вторичного расширения органов вследствие первичной слабости (органов пищеварения или стенок сосудов). Психологически бравада имеет много общего со вздутием живота — внешняя напыщенность без прочной внутренней основы, хвастовство, призванное скрыть внутреннюю неуверенность в себе.
Не все Lycopodium склонны к хвастливости. Для простоты можно разделить субъектов Lycopodium на три подтипа, которые можно назвать «Хлюпик», «Задавака» и «средний Lycopodium». По моим наблюдениям, последний составляет примерно половину всех Lycopodium, тогда как на крайние подтипы приходится примерно по четверти. «Хлюпик» (я называю его этим не совсем привлекательным термином с целью сделать этот образ более выпуклым) не склонен к хвастовству. Его нервозность ничем не замаскирована и часто сильно отравляет ему жизнь. Это слабак, который несет камушек, словно гору камней, прогибаясь от тяжести, стоная и охая. Это трус, который без оглядки удерет с поля боя, лишь заслышав первый выстрел. Это «придурок», который, явившись на собеседование к работодателю, от страха уронит стакан и разольет кофе прямо на стол потенциального босса. Он так и не научился прятать свои страхи под тонким защитным слоем «среднего Lycopodium» или грубой коркой «задаваки». У «хлюпика» можно увидеть весь набор признаков нервозности, описанных в старых книгах по Materia Medica (Кент: «Впадает в ужас при появлении новых людей», «Боится предпринять что-либо», «Пугается по пустякам»). Часто у них возникают сложности при выражении своих мыслей— они путают слова или заикаются. Именно «хлюпики» больше всего стараются угодить людям, а неприятности они будут встречать скорее страхом, чем гневом. Герои трагикомических актеров Джерри Льюиса и Нормана Уисдона являются яркими гротескными образами этого типа.
В противоположность «хлюпикам» «задаваки» стараются компенсировать чувство внутреннего бессилия за счет гипертрофии своих мужских проявлений. Эта гипертрофия может выражаться несколькими путями. Существуют «задаваки»-спортсмены, увлекающиеся бодибилдингом или боевыми искусствами, способные терроризировать или по крайней мере напугать «хлюпиков». Огромное число энтузиастов физической культуры относится к типу Lycopodium, но те, у кого страсть к наращиванию мускулов доходит до крайности, обычно являются «задаваками», желающими казаться самыми сильными. «Задаваки»-спортсмены часто очень гордятся и своей сексуальной силой, по крайней мере своей репутацией героев-любовников они очень дорожат. Они постоянно соревнуются в этом отношении со своими товарищами и любят за пивком похвастаться своими победами и искоса поглядывать на хорошеньких женщин. Поскольку для них весьма важны все проявления мужественности, женские качества они склонны недооценивать, в значительной степени проявляя мужской шовинизм. «Задавака» склонен считать, что все женщины без ума от него или только и думают, как с ним переспать, или что они должны ему беспрекословно подчиняться. Стоит ли говорить, что женщина, выбравшая мужем «задаваку» Lycopodium, особенно «задаваку»-спортсмена, обрекает себя на весьма нелегкую жизнь.
«Задаваки» стремятся подчинять окружающих себе (Кент: «Диктатор»). «Задаваки»-спортсмены делают это с помощью физического запугивания. Если жена не успела подать вовремя ужин, он может накричать на нее, а иногда и ударить. Оставаясь в глубине души трусами, «задаваки»-спортсмены обычно обижают женщин и робких мужчин и стараются казаться очень сильными людьми. Они склонны носить одежду, подчеркивающую их физическую силу, иметь сверхмощные машины и тратить много денег на алкоголь. Однако сталкиваясь с сильным интеллектом, они сразу уступают, так как чувствуют, что не в силах реально соперничать с ним. Поэтому подобные люди наиболее склонны к беспрекословному подчинению профессионалам.
Хулиган-задира скорее всего будет принадлежать к типам Lycopodium или Natrum muriaticum, поскольку их отличительной чертой является глубокое ощущение собственной неадекватности. Как хулиган типа Natrum inuriaticum, так и хулиган-Lycopodtum будут испытывать острую потребность в принятии их окружающими и могут расшибаться в лепешку, чтобы заслужить одобрение тех, кто идет за ним. Интеллектуальное хвастовство (то, что называется пускать пыль в глаза) является основным защитным механизмом «задавак»-интеллектуалов. Такие люди не обязательно умны или интеллигентны, однако они считают, что это именно так и вполне могут произвести соответствующее впечатление на еще менее образованных и умных людей, чем они сами. Хорошим примером этого типа является полковник Мэнворинг из британской телевизионной комедии «Папашина армия». Полковник максимально использует свою репутацию местного авторитета, благодаря которой он имеет возможность постоянно упражняться в красноречии и обличать невежественность неугодных ему лиц. Подобно всем «задавакам»-интеллектуалам его речь на-пыщена, витиевата и крайне усложнена. Он предпочитает использовать много длинных труднопроизносимых слов, даже когда короткие и простые слова были бы более эффективны для отстаивания его точки зрения. В результате он, подобно многим «задавакам»-интеллектуалам Lycopodium, становится страшным занудой. Он изрекает «жемчужины» своей мудрости (как они ему представляются) с напором проповедника или перегружая речь цветистыми фразами, словно желая показать всем: « Смотрите, какой я умный!» (Этот стиль изложения, на мой взгляд, очень характерен для версии «Короля Сиама» в фильме Юла Бриннера «Король и я».)
«Задавака»-интеллектуал обычно уверен, что знает обо всем на свете, и не выносит, когда с ним не соглашаются (Кент: «Непереносимость возражений»). Он нахватывается поверхностных знаний обо всем и затем воображает себя экспертом во всех вопросах. Поэтому его часто можно застать за жаркими дебатами, в которых он старается убедить собеседника в неправильности его мнения. Причем может начать спорить даже с совершенно посторонними людьми (Кент: «Склонность противоречить»). Склонность Lycopodium к выпячиванию своих знаний напоминает Sulphur, который тоже любит покрасоваться своей образованностью и всегда считает себя правым. В целом можно сказать, что Sulphur любит знания ради них самих, а его удовольствие от демонстрации своих знаний носит вторичный характер. В результате Sulphur обычно бывает гораздо лучше осведомлен о своих излюбленных предметах и меньше важничает при их обсуждении, нежели «задавака»-интеллектуал Lycopodium, которого в основном интересует не содержание предмета, а то восхищение у слушателей, которое он может заработать.
Поведение «задаваки»-интеллектуала Lycopodium отчасти является тщательно разработанной попыткой отвлечь внимание от его неудач. Например, однажды мне пришлось столкнуться с молодым человеком, который многие годы не работал, довольствуясь государственным пособием. По его словам, его знакомый доктор (а « задавака »-интеллектуал Lycopodium часто имеет именно знакомого доктора) выдал ему справку о том, что тот не в состоянии работать по причине «нервного расстройства». Хотя этот молодой человек действительно был несколько нервозен, создавалось впечатление, что он вполне мог бы работать, причем он сам это подтвердил. Однако свое нежелание работать он оправдывал тем, что «работа по исцелению себя» занимает все его время. Он прошел всевозможные курсы по альтернативной медицине, сертификатами об окончании которых были увешаны все стены в его комнате. На всех этих бумагах красовалось его имя, которое он сам себе придумал: Джонатан — Дух Земли). Он собирал в своей комнате группы для совместной медитации, и на одной из них мне пришлось побывать. Несмотря на то что группа составляла четыре человека, он, войдя в транс и воображая себя прорицателем, гордо вещал, что в этой комнате начнется процесс излечения современного общества. В конце концов он попал ко мне на прием по поводу синдрома раздраженной толстой кишки. Я назначил ему Lycopodium 10М, после чего у него развилась кратковременная, но глубокая депрессия. По выходе из депрессии он прекратил заниматься медитацией, вернулся к своему настоящему имени и нашел хорошую работу. Таким образом, мощь подобного средства оказалась в состоянии искоренить ложное восприятие реальности этим человеком.
Не могу не привести еще один пример способности подобного лекарства искоренить ложную гордость. Уже упоминавшийся мной мужчина пятидесяти лет, призывавший всех ко всеобщей любви, очень гордился своим юношеским внешним видом. К кому бы он ни обращался, на его лице сразу же вспыхивала ослепительная улыбка, моментально очаровывающая собеседника. Раньше он работал коммивояжером и очень увлекался женщинами, а его мальчишеский внешний вид и улыбка помогали ему и в том, и в другом. Однако работать он перестал довольно давно, получив пенсию на основании диагноза эпилепсии (несмотря на то что у него случался от силы один приступ в год). Он обратился ко мне по поводу эпилепсии, и я назначил ему Lycopodium 10М. В тот же день, когда он принял препарат, один из его передних зубов, оказавшийся вставным, выпал, оставив неприглядную брешь. Было довольно странно наблюдать, как он пытается приклеить выпавший зуб. Вся эта ситуация выглядела так, словно лекарство устранило не только психологическую, но и физическую фальшь. (После отмены антиэпилептических препаратов и приема Lycopodium у него возник только один генерализованный припадок, после которого отмечался период депрессии и глубокого переосмысления жизни. Как и Джонатан — Дух Земли, он решил вернуться к работе и записался на обучающий курс для людей среднего возраста. После этого в течение нескольких месяцев у него не было припадков, несмотря на отмену антиконвульсантов.)

Средний lycopodium
Большинство Lycopodium нельзя назвать ни «хлюпиками», ни «задаваками». У них есть понемногу от обоих типов, равно как и определенный уровень врожденной способности к взаимодействию с людьми, позволяющий им не прибегать к глухой оборонительной тактике, по крайней мере иногда. Большинство пациентов Lycopodium признаются гомеопату, что они склонны к переживаниям, особенно по поводу работы, или насколько они нравятся или не нравятся людям. Они также временами склонны преуменьшать или совсем скрывать внутренние слабости. Иными словами, иногда они претендуют на то, чтобы казаться сильнее, чем они есть на самом деле. Часто только жена пациента Lycopodium в полной мере может представить степень переживаний ее мужа. Lycopodium может быть успешным бизнесменом или известным лектором, которые производят впечатление спокойных уверенных в себе людей, хотя их постоянно гложет червь сомнения — все ли они сделали правильно. Таким образом, у среднего Lycopodium имеет"ся немного бравады « задаваки », иногда он может немного важничать, пусть не столь явно. Например, он может купить модную новую машину и в разговоре как бы невзначай упомянуть об этом. Или он может завести себе фирменный бланк с указаниями собственных регалий. (Он может говорить себе, что делает это для пользы своего бизнеса, однако в отличие от «задаваки» осознает, что без этого можно было бы и обойтись, однако позволяет себе эту маленькую слабость.)
Средний Lycopodium— довольно уравновешенный человек. Он «благоразумен», никогда не впадает в крайности эйфории или депрессии. Подобно «задаваке»-интеллектуалу он склонен к рационализации большинства своих поступков, однако не столь «непрошибаем». Lycopodium— преимущественно ментальный тип, в том смысле, что он живет в большей степени головой, чем чувствами. Обычно он больше полагается на логический разум и уважает тех, кто может говорить на языке логики. Поэтому он может проявлять некоторый мужской шовинизм, немного свысока посматривая на своих подруг за их нелогичный ум и эмоциональность. С другой стороны, средний Lycopodium в целом любит женщин и пользуется у них немалой популярностью. Большинство мужчин Lycopodium обладают немалым обаянием и сами весьма падки до хорошеньких женщин. Их обаяние во многом основано на их мальчишеском облике, неотразимо действующем на большинство женщин. Мужчинам Lycopodium нравится, когда о них заботятся, а те женщины, инстинкт заботливости у которых выражен в достаточной мере, ходят за ними толпой. Флирт их носит элементы дочерней или материнской заботы. Так как внешность Lycopodium приятна и моложава, они кажутся неопасными, и это толкает к ним многих женщин, никогда не осмелившихся бы флиртовать с представителями более глубоких или более сильных типов.

Отстраненность
Мужчины, относящиеся к подтипу среднего Lycopodium, никогда не вырастают эмоционально. В отношениях с другими они бывают либо приятными, но отстраненными, либо зависимыми. В близких отношениях они ищут человека с «материнскими» чертами, так как им нужна безусловная любовь, не требующая от них слишком многого. Большинство мужчин Lycopodium в детстве имели очень близкие взаимоотношения со своими матерями, и, возможно, именно эта близость мешает им построить более тесные отношения с другими женщинами. Они любят своих матерей, но для них мать — это нечто постоянное, привычное, и их любовь скорее имеет оттенок мягкой нежности, нежели страсти. Подобный рисунок взаимоотношений часто повторяется и с другими женщинами, которые больше отождествляются у Lycopodium с материнской заботой, чем с пылкой любовью.
Многие мужчины Lycopodium предпочитают «играть на улице с друзьями» (или подругами), чем проводить время со своей женой, создавая с ней по-настоящему близкие (противоположные чисто сексуальным) отношения, так как на самом деле они боятся сблизиться с другим человеком. Настоящая духовная близость требует от человека определенной степени ответственности, чего Lycopodium как раз очень не любят, по крайней мере когда это касается эмоциональных обязательств. В старых книгах по Materia Medica эта особенность выражалась как склонность к внезапному оставлению детей и жены без последующего раскаяния. На самом деле есть огромное число Lycopodium, берущих на себя обязанности отцов и мужей, но не меньше и тех, кто избегает таких обязанностей, кто ищет внебрачных связей или кто с легкостью оставляет семью, стоит на их горизонте появиться симпатичной молодой женщине. Lycopodium не отличается эмоциональной глубиной. Эмоции Lycopodium поверхностны, он стремится получить удовольствие от близости с женщиной, не тратя силы на слишком интимные или страстные отношения. В браке Lycopodium часто становится хорошим другом своей жены, разделяя с ней общие интересы и помогая ей по хозяйству и с детьми, однако оставаясь несколько отстраненным от нее. Подобная отстраненность многих женщин приводит в ярость, но некоторых вполне устраивает.
Предшествующее описание может создавать впечатление о Lycopodium как о холодном типе, но это не совсем так. Средний мужчина Lycopodium будет гораздо более теплым человеком, нежели средний мужчина Natrum muriaticwn (то есть Lycopodium будет гораздо более открыто выражать свои чувства). Lycopodium не будет скупиться на нежные объятия, ласки и поцелуи. Ему не трудно сказать «я тебя люблю», и он при этом может не кривить душой. Но все равно его любовь будет скорее нежностью, чем страстью. Lycopodium — мягкий, относительно беззаботный и неунывающий человек, способный откликнуться на просьбу о помощи, но не стремящийся связать себя тесными узами отношений и редко переживающий глубокие эмоции. Подобный человек часто будет провоцировать бурные эмоциональные взрывы у своих партнеров, пытающихся хоть как-то заставить их больше выражать эмоции, которые для них эквивалентны любви.
Еще одна рубрика реперториума, традиционно ассоциирующаяся с Lycopodium, — «желание», чтобы с ними в доме кто-то был, но при этом сидел в соседней комнате. Часто это буквально соответствует действительности. Lycopodium плохо себя чувствует, находясь в одиночестве, однако не любит и слишком тесной связи с другими. Желание, чтобы кто-то сидел в соседней комнате, — прекрасная метафора, символически выражающая всю эмоциональную жизнь этих людей. Им нужна поддержка со стороны других людей, но при этом необходимо собственное пространство. Часто подобная позиция формируется еще в детстве под действием гиперопеки матери, которая выработала в своем сыне ощущение зависимости и одновременно желание вырваться из ее удушающих объятий.
Если характерная для Lycopodium отстраненность при формировании близких отношений может создавать некоторые трудности, то для работы она может оказаться вполне позитивным качеством. Большинство профессий, особенно связанных с наукой, требует логического и отстраненного подхода к проблемам. И Lycopodium, как и Kali, часто бывает хорошим научным работником. Оба типа любят логику и способны строго следовать правилам и протоколам. Если прийти в любое высшее учебное заведение, занимающееся чистой наукой — физикой, математикой или техникой, то большинство студентов, которые вам встретятся, будут относиться именно к типу Lycopodium (поскольку сам этот тип встречается гораздо чаще, чем другие типы, склонные к рациональной логике, такие, как Kali или Sulphur). Студенты этих учебных заведений будут иметь много общих черт. Например, большинству из них вполне подойдет традиционное описание Lycopodium как « интеллектуала со слабыми мышцами », они будут худощавы, будут иметь привычку морщить брови как из-за нервозности, так и при сосредоточенной концентрации. Обычно они имеют практически ориентированные хобби, требующие минимальных физических усилий, — моделирование, механика, компьютеры. В социальной сфере они скорее склонны приспосабливаться, чем проявлять яркие индивидуальные черты. Этот стиль поведения исходит из желания преуспеть и заслужить популярность. Он отражается и в одежде, которую носят Lycopodium, — очень стильной и строго соответствующей канонам, принятым в данной среде. Студенты технических учебных заведений пользуются дурной славой в отношении количества совместно распиваемых алкогольных напитков, и мой небольшой опыт общения с ними говорит в пользу справедливости этой славы. Подобные ватаги очень характерны для Lycopodium, которые под действием алкоголя склонны к более раскованному поведению, проявляя черты, обычно подавляемые их рациональной натурой.
Средний мужчина Lycopodium одновременно осторожен и амбициозен в своем движении к материальному успеху. В результате он постепенно взбирается на самую вершину делового мира. Способность угождать людям помогает ему существовать в огромной корпорации, внутри которой он постепенно перемещается по служебной лестнице, пока не достигнет того места, которое соответствует его устремлениям. Хотя Lycopodium не является природным лидером, как Nux vomica или Sulphur, он постепенно овладевает определенными навыками и уверенностью, которые необходимы для руководства большим количеством людей. Благодаря способности к постепенному продвижению вверх, он поднимается по служебной лестнице не спеша, не провоцируя возможности усиления страха неудачи. Средний Lycopodium становится хорошим боссом, разумным и понимающим, он с удовольствием устанавливает определенные дружеские отношения с подчиненными. Часто таким же хорошим начальником становится Natrum muriaticum. Внутреннее чувство уязвимости, присущее обоим наиболее распространенным конституциональным типам (Lycopodium и Natrum muriaticum), делает их гуманными и доступными начальниками. В отличие от них Nux vomica и Arsenicum album более склонны к жесткому стилю руководства, тогда как Sulphur проявляет великодушие и благородство не из-за уязвимости, а от природной «широты души».
Отстраненность Lycopodium отчасти является следствием его рациональной и неэмоциональной натуры, частично она связана с желанием скрыть внутреннюю незащищенность. Некоторые мужчины Lycopodium довольно прямые люди с минимально выраженным тщеславием, при этом они не испытывают потребности пускать людям пыль в глаза. Другие могут показаться холодными, что сближает их с кажущейся холодностью многих мужчин Natrum muriaticum, внешне бесстрастно и равнодушно встречающих любые препятствия. На приеме у гомеопата этих холодных Lycopodium можно перепутать с Natrum muriaticum и даже с Nux vomica, однако в личных взаимоотношениях их мягкость и уязвимость бывает более очевидной. Даже самые равнодушные Lycopodium любят, когда подруга заботится о них, и более склонны открыто и откровенно делиться с ней своими проблемами и переживаниями, чем средний мужчина Natrum muriaticum. Холодного Lycopodium во многих случаях гораздо легче «опознать», поговорив с его женой или подругой, если только он не относится к категории «задавак» - тогда его искусственные попытки выглядеть невозмутимым столь очевидны, что диагноз «Lycopodium» буквально написан у него на лбу.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments