dEmindED (deminded) wrote,
dEmindED
deminded

Скорбные уроки Камбоджи

Вчерашний день мы провели, осматривая черные страницы истории Камбоджи — точнее, Кампучии. Хотя мы знали, чего ждать, посещение тюрьмы и полей смерти было тяжелым опытом. Главным образом, потому что он заставлял снова и снова задаваться вопросом, «почему»? Как, зачем, для чего люди превращаются в машины по истязанию и уничтожению своих сограждан и вчерашних товарищей? И как этот кошмарный путь мог быть пройден обычными, не особо отличающимися от нас людьми, был пройден всего за ничего, за меньше чем несколько лет?

История Камбоджи больнее воспринимается еще и потому, что она произошла довольно недавно. От этих событий нас отделяет меньше, чем полвека. Еще живы участники этих событий, еще не заросли могилы и не обрушились здания тюрем.


Мозг всегда и все пытается рационализировать, найти объяснения. Он перебирает и отбрасывает один вариант простого ответа за другим.

Неужели это варварство азиатской страны? Да нет, достаточно вспомнить концентрационные лагеря просвещенной Европы. Это не примитивная жестокость.

Может быть, это биологическое, это стремление к делению на свой-чужой, это ксенофобия? Ведь есть же резня в Руанде, расцвет насилия на постсоветском пространстве (вроде Таджикистана и Узбекистана)? Но в Камбоджи не было национального фактора, тех же вьетнамцев депортировали, пытали и уничтожали вовсе не по национальному признаку.

Особенности политического строя? Это, очевидно, чушь — уничтожение коммунистов при Пиночете или евреев при Гитлере шло ничуть не с меньшей жестокостью и бесчеловечностью, чем уничтожение контрреволюционеров при Пол Поте. Сам Пол Пот и его политика в этом отношении неважны.

Сразу отбрасываются все идеи на тему того, что это просто происки отдельных садистов. На фабриках пыток и смерти работают добропорядочные граждане, психика которых меняется, скорее, как последствие кошмарной деятельности, чем выступает ее источником.

Нет, корни всего этого лежат где-то совсем в другом.


Поражает прежде всего бессмысленная абсурдность всего происходящего. Политически «неблагонадежных» граждан свозили в тюрьмы — это нельзя оправдать, но причины этого можно понять. Паранойя и потеря контроля, борьба за удержание власти в рассыпающемся обществе могут привести к тому, чтобы власть начала борьбу против потенциально опасных элементов общества, и даже можно представить, как это доходит до крайности и глупости. Даже уничтожение семей под предлогом «чтобы не мстили» укладывается в страшную, но все-таки логику. Но вот дальше?

Людей, свезенных в тюрьмы, пытают. Пытают, пока не получат признание, после чего казнят. Казни проводят на полях смерти, тайно, скрытно. Всем заключенным ведут строгий учет, никто не должен быть потерян. Тем, кто не признается, делаются попытки продлевать жизнь — пока не сознаются. Даже о смертях тех, кто умер при пытках до подписания признания, докладывается наверх, как о несанкционированных убийствах!

Ну ладно, мы привыкли, что война, борьба часто приводят к тому, что «цель оправдывает средства». Мы не судим Америку за сброс двух ядерных бомб на гражданское население городов. Но какова цель всего этого механизма?
Что тут вообще может быть оправдано?

Можно понять логику правителя, который казнит несогласных и для устрашения выставляет их головы на кольях вокруг своего дворца. Но ведь пытки ведутся втайне! Они ведутся не для устрашения других! Более того, в тайне проходят и казни сознавшихся «предателей». Вся эта сложная, жестокая система, ломающая и заключенных, и палачей — это же для общества «черный ящик», в котором пропадают несогласные, и из которого выходят отчеты для руководства: столько-то уничтожено санкционированно, столько-то умерло в процессе, столько-то ДДТ израсходовано… Тут даже нет немецкой псевдорациональности по принудительному труду или «переработке» трупов на материалы! Зачем внутри этого черного ящика люди месяцами под пытками, зачем умирают в муках? У всего того, что происходит внутри, нет никакой цели, даже сколь-нибудь извращенной, чтобы она могла оправдывать содеянное хотя бы в глазах психически искалеченных правителей!


Зачем задумываться над такими вещами? Разве они не отделены от нас годами и тысячами километров? Разве нельзя списать их на массовую истерию, на идеологическую накачку толпы, стадные чувства? Но мы знаем, что нельзя. Пытки заключенных, бессмысленное лишение доступа к лекарствам больных в тюрьме — не тайна и не исключение, это происходит каждый день и в нашей же стране. Разве нужна массовая истерия или идеологическая накачка, чтобы пьяный полицейский пытал арестованного бутылкой из-под шампанского? Разве потребовался правитель с радикальной идеей, чтобы донецкая область на ровном месте превратилась в тлеющий котел, в котором мучаются и умирают мужчины, женщины и дети прямо сейчас?

Нет, бессмысленность, абсурдность логики этого «черного ящика», перемалывающего людей без всякой причины и выпускающий только отчетные цифры, она гораздо ближе к каждому из нас, чем мы думаем.

Завтра мы заставляем учителя и врача тратить десятки часов своей жизни, чтобы заполнять руками горы бессмысленных отчетов, которые никому на самом деле не нужны, устраивать мероприятия, которые служат только показухе, бесплатно обслуживать выборы, которые им даром не сдались, потому что давно никого не выбирают.

И завтра на работе директор школы или главврач больницы, подчиненный которого не справляется со своими задачами, которые считает непонятными, или бессмысленными, или невыполнимыми, вызывает его на «ковер» и начинает его пытать — орать на него, унижать его, угрожать ему, делать выговор, лишать его премии.

Он ставит на рабочих местах за спиной работников камеры, нормирует их время до минуты, проверяет их на детекторе лжи, он требует от них объяснительных! Даже уволить он подчиненного не в состоянии — он должен получить от него заявление по собственному желанию. Подчиненный обязан сам подписать себе приговор.

Зачем нужны эти объяснительные, этот фарс с увольнением по собственному желанию?! Чем это по сути отличается от признания, которые узники объекта S-21 должны были писать на школьной доске, чтобы прекратить пытки?

О боги, как символично — на школьной доске! Вчера мы одевали на неуспевающего ученика ослиный колпак. Сегодня мы одеваем учеников в форму, — ради исполнения указания руководителя, ради отчета, — и, если ученик нарушает требования к форме, вызываем его к этой самой доске и унижаем перед одноклассниками или в кабинете директора перед родителями.

Как далеко мы можем зайти по отношению к ученику, который пошел против школы, который не учится, или хулиганит, который — о боже! — вышел на митинг против власти? Мы готовы не только его запугивать, угрожать ему постановкой на учет в полиции, мы готовы требовать, чтобы он перевелся в другую школу… мы готовы угрожать ему благополучием его семьи, обещанием проблем родным и близким. Ради ученика? Ради школы? Ради кого?!


Найдите эту систему, производящую пытки и смерть в миниатюре. Это не бесправие и не беззаконие порождают ее, она сама источник истинного бесправия и беззакония. Она недалеко от вас, она прямо под боком. Террор, гражданская война, разруха всего лишь открывают для нее новые двери. Но ее истинная сущность — не в терроре, не в политике, не в национальной розне, не в идеологии.

Мы давно расчеловечили друг друга. Мы расчеловечили людей в трудовых отношениях: люди это товар, это ресурс, а начальник — это не человек, это обеспечивающая достижение результатов система. Мы расчеловечили полицейского — он «машина защиты порядка», мы расчеловечили преступника — он «нарушитель порядка». Мы расчеловечили ребенка — он является средним баллом по предмету, мы расчеловечили учителя — он является средней зарплатой и набором сданных отчетов, расчеловечили родителя — он является степенью вероятности появления жалобы на школу. Расчеловеченный палач, который должен экономически эффективно выполнить дневной норматив по убийству детей предателей родины, работает с продуктом расчеловеченного конвоира, который производит закрытые путевые листы на транспортировку указанного груза — предателей родины, которых ему поставляет расчеловеченный тюремщик, который производит своевременное получение признания из поставляемых ему продуктов работы расчеловеченного функционера, задачей которого является степень благонадежности на отведенной ему территории…

Институты — самое великое достижение общества, которое выводит взаимодействие людей на принципиально иной уровень, недостижимый для общества, построенного на межличностных отношениях. Они позволяют создать что-то больше человека, но это может привести к тому, что от человека останется что-то меньше человека. Концентрационные лагеря, производство признаний в предательстве и братских могил — радикальные последствия институционализации.

Мы как человечество должны преодолеть этап отчуждения в институционализации. Мы должны строить институты, в которых в отношения вернется человек. У меня есть на это надежда — бирюзовая парадигма дарит нам надежду на такую возможность, возможность спасти человека и сохранить эффективность институционализированного общества. Но и прямо сегодня я понял, что мне придется тяжело каждый раз, когда я стану жертвовать своей человечностью в пользу любой функции любого института. И я рад этому.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments