dEmindED (deminded) wrote,
dEmindED
deminded

Старое про марксистское обсуждение информационной функции и товарности денег

Пока тов. fritzmorgen пишет про новую "золотую лихорадку", нагнетает панику и пророчит провал США в ПОПС, меня зацепил следующий абзац:

В этой ситуации инвесторы не могут не вспомнить старую английскую поговорку: «gold has no counterparty risk», «у золота нет риска контрагента». Если у вас есть счёт в банке, то банк может лопнуть, и вы потеряете ваши денежки. Если у вас есть слиток золота, такого риска нет: слиток золота лопнуть не может. <...> В СМИ уже началась артподготовка: отмена наличных обсуждается очень широко. Эксперты из Гарварда предлагают запретить банкноты номиналом в 100 долларов, европейцы, в свою очередь, предлагают отказаться от купюр в 500 евро.

Так как тут явно видно, как формируется откат безнал => нал => золото, решил на всякий случай сохранить из давнего обсуждения заметки об информационной функции денег.

1. Являются ли современные "деньги" - банкноты и безнал - деньгами?
Безусловно являются. Деньги выступают делимыми, отчуждаемыми носителями общепризнанного (легитимизированного) права на присвоение определенной доли общественного богатства. То, что в одно время для этого был более удобен определенный товар (золото), не делает его единственным вариантом денег. Деньги - это, прежде всего, информация о том, у кого сколько прав в системе распределения всех производимых благ (включая и потребительские блага, и средства производства).

Золото как редкий товар был определенным носителем этой информации, выступая удобным эквивалентом только в силу того, что иные формы передачи информации об общепризнанности прав владельца товара были очень затруднены, а редкость золота гарантировала мгновенное наличие этой информации во всех точках. Позже, когда сила законов сделала информацию о легитимности прав более доступной повсеместно, то золото было заменено на банкноты - только в силу наличия информации об их общепризнанности а) в законах, распространяемых и гарантируемых государством и б) на самих банкнотах! Теперь, когда эту информацию можно получить мгновенно через электронные средства коммуникации, а информация об экономике и надежности банков имеет общественное признание, то и заверенные обществом носители этой информации (банкноты) становятся ненужными, как и гарантии государства - их заменяет общественное доверие, имеющее международный характер.


Информация осталось той же, средства доступа к ней эволюционировали: общепризнанная редкость золота -> повсеместно исполняемые законы государства -> электронные каналы обмена данными. Везде, где нарушается эти каналы, происходит откат к старым носителям информации:
- когда сбоит электронная инфраструктура (включая кризис доверия к банковской системе), возвращается черный нал (в надежде на всеобщее исполнение законов и гарантии государства);
- когда шатаются устои государства и растет неопределенность в сфере законности - вылезает золото (в надежде на общее признание в силу объективной редкости);
- когда возникает кризис доверия к возможности реализовать право обмена, которым общественным признанием наделено золото, например в силу дефицита самих благ, появляется бартер - использование товаров, имеющих безусловную ценность в силу их объективной полезности при потреблении или производстве.

2. Является ли рынок предметов искусства одной из современных форм накопления сокровищ (см. п. "Образование сокровищ")?
Опять же, рынок предметов искусства может выступать формой концентрации прав на долю в распределении товарных благ. Это связано с тем, рыночная цена на предметы искусства отражает не стоимость, и даже не реальную потребительскую полезность, а предельную, которая зависит от редкости товара. В связи с этим рынок предметов искусства начинают нести определенную информационную нагрузку (о потенциальных правах их обладателей), но только в силу определенных субъективных условий, определяющих спрос на них: это включает как широкое, так и узкое (среди элиты) признание их высокой культурной ценности, которое может подвергаться непредсказуемым и сильным флюктуациям, не связанным с экономическими факторами. Признание этих прав не является повсеместным (= низкая конвертируемость). Соответственно, при определенных условиях предметы искусства могут выступать средством накопления (и средством концентрации прав на потенциальный капитал), и они являются в той же мере сокровищами, что и золото, за исключением еще большей доли фактора субъективности (моды, культуры, личных предпочтений...).

3. Золотое сокровище можно в любой момент пустить в дело.
Опять же, это далеко не всегда верно. Вон Чили в 71 году не смогли пустить в дело все свои запасы меди - просто потому, что США на них политически уронили цены, выбросив на рынок свои запасы.

Золото имеет ценность, зависящую определяющуюся определенными общественно-экономическими условиями. Картины - точно так же, просто эти условия гораздо менее стабильные и общепризнанные.

4. Чем определяется количественная сторона обмена при посредстве денег? Чем формируется информация и доля?
Информация формируется этим самым общественным признанием, и больше ничем (лучше всего это признание отражается на валютном рынке). Она создается на рынках в процессе согласования цен на товары между покупателями и продавцами. В одном обществе это могут быть ракушки, в другом - золото. Товар должен обладать достаточной редкостью, чтобы его количество не могло быстро колебаться, приводя к быстрым изменением цен. От стоимости носителя ничего не зависит (стоимость производства банкноты или монеты может быть выше номинала, а может быть и равно нулю, как для электронных денег). Доля зависит от общего числа носителей в обращении (т.е. готовых к тому, чтобы их потратить), а даже количество безналичных денег, хотя и не является фиксированным, ограничено законами и резервами банков - определенными правилами, и от общей стоимости товаров (доступных к покупке).

5. Выходит, право имеет стоимость? Но откуда берётся эта стоимость?
Право - это "обратная сторона" стоимости, оно не может "иметь" стоимость.

Если вы создаете стоимость, вы одновременно создаете право на ее присвоение. Потребляя произведенную стоимость, вы автоматически уничтожаете и право на нее.

Деньги - это общепризнанные носители такого права. Меняя продукт на деньги, вы лишаетесь права (вместе с физической возможностью) его потребить, но получаете право потребить какой-то другой кем-то произведенный продукт. Это право для вас может иметь более высокую полезность, чем собственный продукт, но у него нет стоимости: оно не является продуктом труда, оно является отражением стоимости продуктов труда в общественном признании механизмов распределения.

Соответственно, размер права определяется суммой стоимостей всех участвующих в торговле продуктов труда. Очевидно, что если все продукты будут в какой-то момент потреблены текущими владельцами, то деньги станут бесполезны - потому что они будут давать право на присвоение доли от суммы, равной нулю. Но благодаря постоянному обороту товаров (притоку товаров на рынок и оттоку) всегда есть товары на продажу, и соответственно есть некоторая стоимость, право на распределение которой определяется деньгами. Это стоимость не имеет никакого отношения к носителю этого права: можно лишь точно сказать, что покупательная способность денег (т.е. соответствующая им стоимость) зависит от а) количества денег, участвующих в торгах на рынке и б) суммы стоимостей всех товаров, участвующих в торгах на рынке (по понятным причинам деньги "под подушкой" и товары, потребляемые владельцем, на покупательную способность денег не влияют, пока не попадут на рынок).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment