dEmindED (deminded) wrote,
dEmindED
deminded

Социализм 2.0: Образование. Внутренние отношения.

Часть вторая. Внутренние отношения.
Предыдущая запись: Учебный процесс. Человек. Рефлексия.

Механизм учебной деятельности составляет всего лишь часть системы образования. Хотя считается, что главное в системе образования – это получить знания и умения, но никогда учебный процесс не может быть отделен от тех отношений, которые его сопровождают.

Почему вопрос отношений в системе образования так важен? Если организация учебной деятельности – это «скелет», структура системы образования, то отношения – это «мясо», то есть ее наполнение. Сейчас скелет системы образования таков, что на нем развиваются довольно уродливые формы отношений: авторитаризм, казарменность, дедовщина… К вопросу, почему это так, я вернусь позже, а сейчас необходимо определить, какие отношения должны развиваться в школе и почему.

Система образования – не просто часть жизни человека. Это та часть жизни, где он проводит существенную, основную часть детства, а зачастую – и юности. Система образования уже давно является основным воспитателем наших детей, хотим мы того или нет.

Идея о том, что школа учит, а родители воспитывают, утопична. Ребенок проводит в яслях, в детских садах, в школе и институте свое основное время. Тот остаток времени, который он проводит в семье, редко используется родителями, которые устают после работы и нуждаются в личном времени. В садике, школе, институте у ребенка есть коллектив, есть содержательная деятельность – мощные модификаторы поведения!

Конечно, родители играют ключевую роль в воспитании – даже если они им не занимаются, эта тоже ключевая, хотя и негативная роль. Паттерны поведения, которые ребенок наблюдает в семье, становятся основой для развития его поведения. Наибольшее влияние они оказывают в раннем детстве, по мере взросления большую роль начинает играть коллектив и окружение. Но ребенок наблюдает родителей только в ограниченной обстановке – в кругу семьи, на отдыхе; редко ребенок может наблюдать родителей за работой или в процессе общения с коллективом. Поэтому семья дает ребенку, в основном, те паттерны, которые он не может почерпнуть извне – это паттерны отношений с близкими людьми.

Сейчас система образования работает таким образом, что потребность ребенка в других паттернах поведения остается неудовлетворенной: в школе ребенок не находит ни коллектива, ни моральных образцов. Раньше дети находили коллектив вне стен школы – во дворе, сейчас и этот уровень общения падает. Дети остро нуждаются в образцах – либо для копирования, либо для отрицания, но школа не дает им этих образцов, она не вступает в личные отношения с детьми. Это приводит к тому, что ребенок вынужден собирать «по крохам» родительский опыт, либо к тому, что он начинает заполнять свой внутренний мир литературными образцами, «уходя в книги» - а сейчас, чаще, в компьютер. В любом случае, это не является здоровым решением проблемы воспитания.

Для здорового воспитания ребенка ему требуется высокая наполненность жизни. Несмотря на рост популярности и успехи домашнего образования, нацеленного на увеличение участия родителей в жизни своих детей, оно не способно решить эту проблему. Родители не всегда способны, имеют возможность, да и хотят обеспечить ребенку высокую наполненность жизни разнообразными человеческими отношениями. Система образования сделать это для каждого ребенка будет должна.

Задача образования 2.0 – обеспечить ребенка полноценным комплектом здоровых отношений во всех сферах. Это включает образцы для подражания, трудовые отношения, отношения в коллективе, личные отношения. «Скелет» системы образования 2.0 – организация образовательного процесса – максимально соответствует этой задаче.

На первом месте для ребенка необходимы «образцы» - взрослый, который может служить опорой. В этом роль школьного наставника – человека, который должен быть не столько специалистом по знаниям, сколько специалистом по доверенным ему детям. Его основной ролью в образовании является установление глубоких личных отношений с детьми, знание их личных особенностей. Он выступает не надзирателем – он помощник ребенка, его опора, советник. Вряд ли он будет для ребенка полноценным другом – разница в возрастах сделает это малореальным, да и ненужным. Он – тот человек системы, которому ребенок небезразличен лично, который имеет в нем эмоциональную заинтересованность.

Нужду в таком человеке система образования понимает, именно поэтому в начальной школе у учеников один учитель, а в старших классах есть классный руководитель. Но вот за формальной стороной происходит выхолащивание содержания – одного учителя не хватает, чтобы обеспечить ребенку личный контакт. Система образования сразу ставит их по разные стороны баррикад: учитель – это тот, кто оценивает, кто наказывает, а значит не может быть твоим помощником. К тому же общепризнанной нормой управления является семь подчиненных на одного управляющего, а учитель получает под «крыло» 20-30 человек, причем в дополнение к своей основной образовательной деятельности – а в старших классов его содержательный контакт с учениками минимален и ограничивается организационными вопросами.

В системе образования 2.0 с учителя снимается оценивающе-наказывающая функция. Он становится полноценным участником образовательного процесса – не руководя им, но помогая ученикам направить его в соответствии с глубоким личным знанием каждого ученика. Поэтому в его «ответственности» не должно быть 30 детей. Зато тех детей, за которых он отвечает, он должен понимать на личном уровне, иметь с ними эмоциональный контакт и доверительные отношения. Он должен выступать для них опорой, последним прибежищем, быть готовым выслушать без осуждения, желающим понять и обсудить с ребенком волнующие его вопросы. На этой должности не может быть человек, имеющий только образование в сфере педагогики, детской психологии и физиологии – он должен видеть в этой работе, в детях свое призвание.

Вторым источником отношений в системе образования становится коллектив. Сейчас в саду, в школе, да и в институте коллектив не формируется – нет совместной деятельности, нет взаимной зависимости, нет устойчивых отношений. Группа учеников, которые вместе проводят время, еще не является коллективом. К тому же коллектив в школе и саду всегда одновозрастный, а значит в нем нет тех переходных, более «взрослых» паттернов поведения, которые ребенок жаждет найти в своем окружении.

В системе образования 2.0 коллектив играет центральную роль. Он представляет собой определенное автономное образование: коллектив выступает источником регуляции своей собственной деятельности, совместно решает учебные задачи, он существует на долгосрочной основе – скорее всего, «перетекая» и во взрослую жизнь. Именно в коллективе ребенок социализируется: учится вести диалог, учится решать конфликты конструктивно, черпает образцы поведения у старших товарищей, получает навык конструктивной кооперации. Этому способствуют такие элементы образовательного процесса, как коллективная форма обучения, школьная система самоуправления, совместное решение учебных проблем, многоуровневое планирование и рефлексия – каждый ученик выступает полноценным участником процесса, которые осознает, что его интересы являются составляющей частью задач коллектива.

Коллективная форма обучения по Дьяченко – это непрерывный диалог внутри коллектива. Именно в процессе диалога ученик выстраивает свое понимание – обогащает свою вторую сигнальную систему, детализирует картину мира. На постоянном диалоге построена и фрактальная система познания по Балабану, и теория Паска. Но этот же диалог становится основой личной коммуникации между учениками – той коммуникации, которая сейчас не востребована школьной системой, игнорируется и подавляется ей, но которая должна развивать навыки личного общения. А у Френе, Макаренко, Сороки-Росинского мы видим расширенные формы диалога – общение одного со многими, вроде докладов и статей в газете, или многие со многими, как коллективная переписка между школами.

Школьная система самоуправления – безусловно, центральная часть системы отношений. Если планирование является «позвоночником» в скелете системы образования, то самоуправление – это его «сердце». Без системы самоуправления невозможна ре-гуманизация педагогики, потому что невозможен отказ от авторитарного регулирования отношений. Самоуправление встречается в форме школьного кооператива у Френе, в форме совета командиров у Макаренко, в форме школьного собрания у Александра Нилла – под разными названиями мы везде находим одно и то же содержание!

Невозможно построение системы, в которой ученик будет учиться самостоятельности, если он не будет принимать участие в принятии решений. И речь идет не о копировании «взрослых» демократических систем, вроде выборов президента школьного совета – речь идет о реальной советской демократии, при которой все важные решения относительно своей деятельности принимает сам коллектив.

Любая деятельность нуждается в организации, в правилах, в рамках – но эти правила и рамки могут появиться двумя способами. Если их устанавливают «сверху», то они встречают сопротивление, подавляют инициативу, порождают оппортунизм и безответственность, нуждаются в исполнительном механизме принуждения. Если они рождаются из собственных нужд коллектива и принимаются им осознанно, то они становятся важной конструктивной частью отношений в коллективе, они контролируются самими коллективом на основе глубокого понимания их целесообразности. Если почти 100-летний опыт школы Александра Нилла чему и научил мир, так это тому, что отсутствие авторитарного принуждения в детском коллективе не равно вседозволенности.

Дети нуждаются в рамках. Тут мы снова сталкиваемся с эффектом опоры-барьера Френе и вспоминаем про конструктивную роль дисциплины по Макаренко. Дети активно ищут рамки и правила в родителях (которые часто либо перегибают палку, запрещая все без объяснения и оснований, либо играют в либеральное воспитание, разрешая все), и они активно выстраивают их в своей деятельности: никто так рьяно не устанавливает правила и не бьется за их соблюдение, как дети во время игры.

Но игра – это только суррогат реальной деятельности, в которой дети способны не меньше регулировать свои отношения сами – если их деятельность структурирована, добровольна, содержательна. Только в таком коллективе, где мнение каждого имеет вес , где решения являются продуктом коллектива, возможно установление здоровых отношений – любое авторитарное регулирование «извне» транслируется детьми во внутренние отношения в форме дедовщины.

Самоуправление учит детей не только вырабатывать правила, но и решать конфликты. Поведение, признанное коллективом неправильным – это ошибка, которую надо исправить, и которая учит. Коллективный разбор не несет осуждения человека, а только анализ события и поведения. Поведение, вызывающего негативное отношение к ребенку со стороны взрослого – это сигнал ребенку о его собственной порочности, его падения в глазах «трансцендентального» существа, то источник комплексов и падения самооценки. Этот вопрос детально рассмотрен в книге Александра Нилла, и хорошо развит в серии книг Юлии Гиппенрейтер «Общаться с ребенком. Как?».

Наконец, совместное планирование деятельности по решению учебных проблем учит детей конструктивной кооперации – структурировать задачу, распределять ресурсы, работать на совместный результат, отвечать перед собой и коллективом за исполнение взятых обязательство. Это – кооперация без принуждения, которая минимизирует оппортунистическое поведение.

Еще одной важной частью школьных отношений выступает школьное хозяйство. Человек расширяет свою сферу влияния постепенно, начиная с личного пространства. Макаренко лучше всех показал, как совместное хозяйство воспитывает в детях коллективную ответственность за общее дело, воспитывает в них понимание взаимосвязи личного от общего, учит думать не только о себе, но и о той системе, в рамках которой индивид самореализуется.

Как сказал Ицхак Адизес своему подчиненному на вопрос о карьерном росте, «Ты стоишь наверхней ступеньки карьерной лестницы, просто лестница стоит в подвале. Хочешь подниматься – начинай поднимать лестницу». Макаренко в процессе практической деятельности воспитал понимание в своих воспитанниках, что их жизнь в большей мере зависит от того, каков будет общий успех коммуны, чем от того, насколько успешны они будут во внутренней «дележке» - воровстве. В этом – сила совместного хозяйства, которую не заменить никакими словами: ребенок учится только тому, что делает! Сейчас, когда ребенок попадает в отлично организованную и оборудованную школу, от его действий зависит только личный результат – он никак не участвует в жизни школы. Если он не вкладывается в общее дело, у него не формируется ответственности и гордости за это дело. Это отношение ребенок переносит и на работу, и на общественную жизнь: моя хата с краю, один в поле не воин.

Воспитать понимание глубокой зависимости личного от общего – это насущная потребность наших дней, обусловленная ростом сложности и внутренней связанности всех общественных систем. Даже самый успешный предприниматель не выживет, если начнется ядерная война или произойдет экологическая катастрофа; никакой личный успех не позволит защититься от последствий глобального кризиса, эпидемии или разрушения страны. Мы вытеснили это знание психологически, так как потеряли связь личных действий с глобальными проблемами, а нельзя зависеть от того, на что не способен повлиять.Но это – тактика страуса, не помогающая решить наши глобальные проблемы, а только отвлекающая от них, помогающая с ними смириться – и этим делающая их все опаснее. Необходимо вернуть эту связь, выстроить ее снова, начиная с малого – с хозяйства вокруг себя, с возможности обогатить не только свою жизнь, но и жизнь ближайшего окружения– своих товарищей.

И Макаренко, и Френе были вынуждены заниматься школьным хозяйством из-за бедности. И тот, и другой извлекли из этого неоценимый урок – только вложение личного труда и участие в управлении прививают коллективную ответственность. Влияние самоуправления и работы на общий результат на чувство ответственности вне школьных стен вскрыли такие активисты коллективного подряда, как Сериков и Левиков. В рамках школы это показал и Александр Нилл: хотя его школа частная, и дети не участвуют в ее развитии, но на защиту этой школы перед угрозой закрытия они встали все вместе: и ученики, и выпускники. Но у Френе и у Макаренко мы можем видеть законченность этого процесса, его целостность: можно быть уверенным, что их выпускники будут относиться к своей стране и к свей планете с той же ответственностью и любовью, что и к своей школе, в становлении которой ради блага себя и своих товарищей они принимали непосредственное конструктивное участие.

В целом основные черты внутренних отношений в системе образования 2.0 можно описать следующим образом: открытый диалог как основа коммуникаций и формирования личных отношений; субъект-субъектные отношения с учителем как с наставником; центральная роль разновозрастного коллектива на базе советского самоуправления и совместной конструктивной деятельности; опора на школьное хозяйство как переходную ступень в расширении фокуса контроля учащегося с личного на всеобщее.

Какие основы отношений это закладывает между учеником и самой системой образования? Если школа признается основным не только образовательным, но и воспитательным центром жизни ученика, то не делает ли это ее центром жизни ребенка? И наоборот, возможно ли построение всех этих отношений, если школа, сад и институт останутся местом отбывания, куда родители сдают ребенка «на хранение» в течение рабочего дня, и откуда тот рад бы улизнуть при первой возможности?

У нас до сих пор большинство людей на работе зарабатывает, а живет после работы; и дети в школе «отсиживают», начиная жить только за дверью школьного здания, где их ждет и дружба, и игра. И Френе, и Нилл превращают школу в нечто иное – в основной центр жизни ребенка, в то место, где концентрируются его интересы и деятельность. А это возможно, только если школа интегрируются со всей внешкольной жизнью ученика, если в ней будут актуальны не только школьные, но и любые семейные вопросы и чаяния, его собственные увлечения и мечты.

Александр Нилл сделал школу-интернат, сосредоточив там всю жизнь ученика и признав за игрой первичное право ребенка, позволив ему самому выбирать, когда переключаться с игры на учебу. Френе же, наоборот, открыл двери школы всей общественной жизни, предложил детям нести в школу все свои надежды и заботы – и, наоборот, нести из школы все, что она дает. Недаром одна из школ в Санкт-Петербурге, внедряющая свободный подход, называется «Эпишкола» - школа, включающая в круг своего внимания и все то, что ее окружает.

Как видно, система образования 2.0 затрагивает почти все сферы отношений, кроме интимных и семейных. Откуда ребенок должен черпать образцы этих отношений, где должен находить условия и пространство для их воспитания в себе? Довольно сложный вопрос. Конечно, совместное обучение, открытый диалог, педагогика сотрудничества и уважения уже выступают отличной платформой для оздоровления семейных отношений и воспитания детей – куда лучше, чем традиционные патриархально-авторитарные модели. Но достаточно ли моделей дружбы и взаимной ответственности для регулирования таких сфер отношений, как семья и сексуальная связь?

Пожалуй, мы еще не дошли до того, чтобы дать однозначный ответ, как, когда и откуда должен черпать ребенок информацию об интимных отношениях. Христианская культура уже оказала огромное подавляющее воздействие на сферу сексуальных отношений, а сексуальная революция сделала немало для того, чтобы выхолостить интимность любви из отношений полов. Все-таки пошлость, как известно, в глазах смотрящего, и некоторые индейские племена не стесняются заниматься любовью при своих маловозрастных детях. Но, как сказал Ефремов в «Лезвии Бритвы», еще немало предстоит пройти обществу по дороге гуманизма, пока наши отношения снова достигнут той степени открытости и чистоты, при которой с вопросов сексуальности и красоты обнаженного тела смоется религиозно-ханжеский или буржуазно-товарный налет пошлости. Ре-гуманизация образования будет нашим первым шагом на этом пути.

Далее: Внешние отношения.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments