dEmindED (deminded) wrote,
dEmindED
deminded

Признаки приближения коммунизма

Сегодня многие скептически смотрят на теорию Маркса. Опередив свое время, Маркс сказал о неизбежности наступления коммунизма. Прошло уже более ста лет, и с учетом всех допусков на таком историческом масштабе какие-то признаки коммунизма уже должны быть видны. Но ни обострения классовой борьбы (особенно по сравнению с прошлым веком), ни революций в странах с наиболее развитым капитализмом вроде как не видно.

Маркс предсказал, что капитализм неизбежно сам порождает силы, которые его уничтожат, и будут являться условиями возникновения коммунизма. При этом он считал классовые противоречия основным двигателем этого перехода. Но по теории Маркса вовсе не они являются основной предпосылкой возникновения коммунистической формации. Что же делает коммунизм неизбежным, и можно ли это наблюдать в свовремеенном мире? Найти ответ на этот вопрос предлагаю в три этапа.

Этап первый, утопический.
Предлагаю совершить мысленный эксперимент. Представьте себе интеллектуальный труд, причем его творческую часть. Ту самую, в которой человек создает какую-то новую полезную информацию. Теперь нарисуйте в своем воображении ситуацию, при которой в мире остался востребован только творческий интеллектуальный труд. Как именно исчезла необходимость в физическом и даже интеллектуальном, но рутинном труде, просто оставьте за скобками – будь это компьютеризация, роботизация или еще что, нам сейчас не важно. Какими свойствами будет обладать производственные отношения, ориентированные на максимальную общую производительность совокупной экономики, в таком мире?

  • Во-первых, будет отсутствовать присвоение результатов труда. Ведь каждый результат труда полезен, а его копирование – бесплатно, и его многократное использование после единоразовых затрат труда на производство будет приносить многократную пользу. Чем больше он используется, тем больше совокупный положительный эффект, ведь в процессе использования он не изнашивается! В этих условиях любое ограничение доступа к продуктам труда будет вредно для производительности, так будет негативно сказываться на общей продуктивности либо из-за недоиспользования этих знаний, либо из-за двойных затрат труда на их повторное производство в другом месте.

  • Во-вторых, такой труд неотчужден. Творческий труд наиболее продуктивен, когда он интересен и самоценен, когда опирается на внутреннюю мотивацию. Человека мотивирует к такому труду на пределе его способностей то, что именно такой труд бросает ему вызов, позволяет развиваться, доставляет радость побед, дарит чувство причастности к изменению всего мира (ведь результат труда используется повсеместно). Творчество также сильно связано с коллективной работой, в которой сталкиваются индивидуальные картины-модели разных людей, а, значит, такой труд удовлетворяет чрезвычайно важную социальную потребность в общении в самой лучшей форме – в форме товарищества, т.е. совместной деятельности. Таким образом, для такого труда не нужна будет экономическая мотивация: каждый будет сам искать себе задачу на пределе свой компетентности и способностей (слишком простые или слишком сложные задачи будут ему скучны), бороться за нее с другими (по способностям и компетентности, конечно) и выполнять ее с максимальной отдачей, вкладывая душу. От каждого – по способностям.

  • В-третьих, исчезнет необходимость в жестких логистических цепях и зависимость от пространственной организации. Это сделает возможным формирование производств на основании «летучих» команд, набираемых добровольно под конкретную задачу из заинтересованных специалистов, обладающим соответствующим сложности задачи уровнем компетентности, и трудящихся совместно в виртуальном (или реальном) пространстве. А это значит – свободная организация свободных трудящихся. Даже управление вписывается в такой труд, потому что управление – это решение новых задач, то есть творчество.


  • Как видно, общество творческого интеллектуального труда требует совершенно иной формы организации производственных отношений. В их число входит достаточная гарантированная экономическая обеспеченность, отсутствие механизмов присвоения труда, свободная форма организаций, конкуренция по способностям за самую сложную работу. Все это потребует кардинального переустройства всего общества: совершенно иной роли у образования (см. например, "Сдвиг парадигмы образования" и "Образование 2.0: взгляд педагога"), иной мотивации (см. "Что нас мотивирует"), даже изменения человека и формы его отношений с информацией (неплохое освещение тенденций в статье "Информационная эволюция: в кого мы превращаемся?").

    Этап второй, восход.
    Хотя нарисованная мною картина утопична, она достойна самого пристального внимания, и вот почему. Как я пытался продемонстрировать в рассуждении про прогресс, производственные отношения определяются не единственным и не каждым фактором производства, а тем фактором, который является «активным звеном» - т.е. результативность которого на данном этапе развития производительных сил наиболее сильно, определяюще влияет на результативность всей экономической системы. Иначе говоря, производственные отношения выстаиваются по актуальному фактору производства. И есть вполне ясные признаки того, что таким фактором сейчас становится именно информация – знания, идеи, творчество.

    Самым явным наблюдаемым признаком этого является, например, объем торгуемых на рынке материальных и нематериальных активов. То, что эти активы сегодня оцениваются почти в 6 раз выше материальных, говорит о том, что для экономики определяющим фактором становится именно творчество, а не капитал:
    49.25 КБ

    142.27 КБ

    Смещение акцента с материальных и нематериальные активы отражается и в ряде исследований, которые легко гуглятся.

    Этап третий, закат.
    А что же происходит с капиталом? Он что, более не нужен? Конечно, нужен. Так же нужен, как труд и природные ресурсы. Без капитала никакого производства не построишь, ни информационного, ни реального. Но вот роль капитала… изменяется.

    Капитализм – это система производственных отношений, настроенная на максимизацию скорости роста капитала. Частная собственность позволяла концентрировать его в одних руках и создавала личную ответственность (а, значит, и прямую мотивацию) собственника за его рост. Рынок капитала создавал условия мобильности для перетока капитала в те отрасли, где инвестиции давали наибольший прирост капитала. И пока капитал был «активным звеном» среди факторов производства, эта система максимизировала вместе с ростом капитала и рост экономики вообще. Отдача от инвестиций оценивалась рынком в форме процентной ставки за капитал.

    Но сейчас капитал не является сколь-нибудь дефицитным, как не являются уже дефицитными ни труд, ни природные ресурсы. Конечно, они все нужны, и при нехватке любого из этих факторов рост замедляется, но отдача от их роста сверх необходимого уровня убывающая, а доступ к ним коммодитизирован. Мы в любой момент можем прилечь индусов или африканцев к станку, в любой момент можем распечатать дополнительную скважины в Америке, и в любой момент взять кредит или собрать акционерным способом капитал. Но не делаем этого, потому что это невыгодно – это не даст никакого прироста, если не будет обеспечено новой идеей.

    Предсказанное Марксом перепроизводство капитала достигнуто: отдача от инвестиций в капитал стала равной нулю. Это можно очень легко наблюдаемо проверить – надо измерить отдачу от инвестиций в капитал по всей экономике. Тут важно отделить рисковую составляющую, так как риск, на самом деле, является производством новой информации. Фактически риск - это метод проб и ошибок, или, по-эволюционному, метод изменчивости и отбора, в результате которого одна альтернатива закрепляется, а другая отбрасывается – то есть производится новая полезная информация (по определению информации как запомненного выбора). А вот если мы возьмем реальную чистую безрисковую ставку на депозит, то есть на увеличение капитала только от увеличения инвестиций с корректировкой на инфляцию, то увидим, что она равна…. нулю, а то и меньше! Иначе говоря, если вы просто даете денег для инвестиций, без риска, то максимум - останетесь при своих. Безрисковые инвестиции в производство защитят ваши деньги от инфляционного обесценивания, но не преумножат их! Это значит, что если рассматривать совокупную экономику, то увеличение инвестиций в капитал само по себе больше не приводит к росту этого капитала. Все, капитал потерял свое решающее значение для экономического роста, а значит, капиталистические отношения неизбежно должны уйти в прошлое вместе с ним, как некогда ушли рабовладение и феодализм.

    Сложим факты воедино...
    ... и подтвердим правоту Маркса. Мы видим перепроизводство капитала, который в отношениях, оптимальных для максимизации капитала, не знает, куда «приткнуться», и то уходит в финансовые спекуляции и «пузыри», то в потребительское кредитование, то в кризис перепроизводства…. И его «подпирает» новый фактор производства – производство знаний, которое требует совершенно иных производственных отношений: неотчужденного труда, свободной организации, отсутствия присовения как ограничений в распространении результатов труда, гарантированных экономических благ (каждому – по потребности), внутренней мотивации (от каждого – по способности). Это происходит при наличии классового противостояния, но пока еще не основываясь на нем: т.к. присвоение не является критичным для новой формации, в капитализме «прорастают» новые формы общественного присвоения (инвестиционные фонды, акции, ПИФы и т.п.), которые временно сглаживают классовые противоречия: работники дефицитных, преимущественно интеллектуальных профессий получают доступ к части прибавочного продукта за счет дифференциальный ренты на свой востребованный талант, образование и воспитание.

    Меняется характер производственных отношений, и он везде вступает в противоречие со старой формацией, порождая копирайт, финансовые кризисы, потомственных иждивенцев на пособии, наконец, формирование когнитариата как политической силы. Конечно, мир остается неоднородным, его интеграцию в единую глобальную систему капитализм еще не завершил; роботизация и развитие кибернетики только выходят в разгон, и рутинный и физический труд еще долго останутся востребованными. Но ведущая роль уже уходит от капитала творчеству, а, значит, с ними придется как-то разбираться уже в новой формации. И решения найдутся.

    Готовы ли мы строить коммунизм?
    Развитие производительных сил толкает мир в сторону коммунизма, создает «давление» на отношения во всех сферах деятельности. И это давление создает предпосылки и условия, чтобы вытеснить старые формы отношений новыми. Маркс, когда писал о классовой борьбе, рассматривал ее прежде всего как механизм разрушения старой системы, приведения ее в "несвязанное" состояние, в котором могли бы образоваться принципиально новые отношения, к которым нельзя перейти из старой системы путем эволюционных изменений отдельных элементов. Но классовая борьба не может сама по себе построить новую формацию. Новые формы отношений предполагают кардинально отличающиеся отношения в системе управления. Не просто лучшие, а качественно иные, основанные на совершенно другом подходе к изменению общества - не стихийном, а рациональном, осознанном и целенаправленном.

    Можно обозначить следующие признаки этих отношений:
    - объектом управления является не система отношений между экономическими агентами, а вся экономическая система целиком, вместе с надстройками.
    - предметом управления является не условно-стабильное функционирование, а развитие этой системы, то есть ее внутренние изменения. Система выступает не статической формой, и не просто изменяющимся во времени, а изменяющимся управляемым образом – то есть эндогенным – фактором.
    - целью управления выступают не отдельные интересы элементов (экономических агентов) этой системы, а интересы всей системы. В эти интересы входит, прежде всего, выживание и развитие всей системы, и только как один из элементов – удовлетворение экономических интересов элементов системы. С одной стороны, это значит не-абсолютность интересов отдельных агентов и даже их комбинации над интересами системы, с другой стороны интересы системы (выживание, производительность) прямо связаны с интересами ее отдельных элементов.
    - основой управления системой является научное знание о 1) системах 2) управлении 3) общих законах развития самой системы.
    - так как эта система включает в контур управление законы развития, то вся внешняя среда становится для такой системы не экзогенным фактором, а одним из объектов управления.

    Классовая борьба по Марксу - это движущая сила разрушения старой системы. Но Маркс дал и мощнейший теоретический инструмент в руки той силы, которая будет выступать двигателем строительства нового общества. Но построение такой системы, позволяющей реализовать бескризисное управление развитием, требует бесклассового общества, которое возможно только при коммунизме, и требует субъекта применения этой силы. И на сегодняшний день существовала только одна страна, которая в течение определенного времени, опережая время, успешно реализовывала эту систему на практике. Об этой стране и о том, кем и как в ней строилась система управления будущего, вы можете прочитать в серии статей у Владимира Матвеевича. А для тех, кто прочтет и не сможет разглядеть осла, я обязательно попозже напишу ее кибернетическую интерпретацию.
    Subscribe
    • Post a new comment

      Error

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

      When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
      You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
    • 51 comments