dEmindED (deminded) wrote,
dEmindED
deminded

Предвыборной ненависти псто

Нынешние выборы – в некотором роде эпохальные. Они ярчайшим образом демонстрируют всю нищету той формы демократии, которая возможна при буржуазном госэлитаризме.

С фронта — требование честных выборов. И при этом априорное признание, что выборы честными не будут. Несмотря на самые прозрачные урны и любое количество веб-камер.

И они действительно честными не будут. Даже если лично Путин сможет убедить весь административный аппарат, что не надо заставлять бюджетные предприятия брать открепительные, что не надо принуждать учителей угрожать родителям ребенка оценками, что не надо капать на мозги людям со всех сторон. Честность этих выборов просто недостижима — просто потому, что под честностью люди понимают эффективность всего института выборов в реализации власти народа. А в буржуазной госэлитарной системе эта власть отсутствует.

Вся система отражает выборы без выбора. Вы можете оставить свой голос только за тех кандидатов, которые соответствуют самой системе. Система держится на трех столпах — госэлитаризме, буржуазном строе и потребительстве.
Голосуя за любой, вы все равно поддержите систему. Соответственно, в списке кандидатов могут быть представлены только либо чиновники (Путин), олигархи (Прохоров) и популисты (Зюганов, Миронов, Жириновский): в сложившейся системе голоса можно только получить в нагрузку к государственному посту, пригнать административными методами, купить или привлечь сладкими популистскими обещаниями. Больше никто появиться не может, потому что больше ни у кого нет власти, пока молчит «великий немой».

При прочтении программ и просмотре дебатов понимание, что выбора нет, становится очевидным. Во-первых, все дебаты проходят на удручающе убогом уровне. Никакого не только компетентного, но и даже просто уважительного разговора не складывается. Никакого грамотного оппонирования даже по очевидным вопросам. Все стороны заранее знают, что их противники — идиоты, вредители и находятся в плену своих мифов, отрицая известную только им истину.

Во-вторых, все программы полны дешевого популизма. Без исключения. Потому что — система выборов обязывает завоевывать народную любовь обещаниями. Обещать надо не то, что нужно стране, а то, что вроде как хочется электорату. Верить популистам не хочется.

В-третьих, никаких альтернатив нет. Нет левого проекта, созданного на марксистской основе, который бы не ограничивался консерватизмом и «проверенными решениями», а объяснял бы происходящие сейчас процессы в мировом развитии производительных сил, предсказывал бы предстоящие противоречия и обосновывал бы необходимые меры, позволяющие стране выжить и преуспеть на мировой арене. Все проекты основываются на слепом копировании опыта — либо либерального, либо из прошлого, и фактически не несут ничего нового.

Но и из имеющихся, не-левых программ, нечего выбрать. И из программ, и из личностей.

Прохоров играет на том, что он – «будущее», а на самом деле его приватизация, дальнейшая монетизация и вообще западничество – дело нашего недавнего весьма печального прошлого. По его мнению, Россию способны спасти идея «модной» страны, маниловщина про интеграцию с Европой, опора на «духовность» и… курс на экономическую либерализацию.

Прохоров много играет на том, что он как бизнесмен более компетентен в экономических вопросах, чем прочие политиканы-демагоги. Это утверждение, в общем-то, имеет под собой разумные основания, но ведь знанием можно пользоваться в совершенно разных интересах. На практике он предлагает, как хороший консультант собственнику фирмы: а) продолжить сокращение бюджетной сферы как непроизводительных расходов б) срубить денег на продаже гос. предприятий, заставить эффективно управлять которыми государство себе дороже в) обеспечить лучшие условия для бизнеса г) простить всем наворованное, если поделятся с государством. Понятно, чьи интересы он представляет? Кстати, уверенность в своей крутости он основывает на том, что рискнув в нарушение своих полномочий чужими деньгами, кредитовал Норникель, имеющего почти монополию на бесценное сырье и рабочую силу, практически крепостную в Норильске без возможности уехать, и потом когда тот (чудесным образом) стал сверхприбыльным предприятием, благоразумно избавился от него прямо перед тяжелыми временами — кризисом 2008 года. Свою выгоду Прохоров, судя по всему, блюсти умеет! Он не стеснялся того, что идет во власть за счет своих денег, видимо полагая, что выгода подобных инвестиций ничуть не противоречит принципам демократии, за которую он хочет бороться. Отличный управляющей для нашей страны, без стеснения всем открывающий, что он лучший кандидат, потому что уже наворовался и ему больше не хочется.

Впрочем, пока в политике «профессиональная команда», которую он хочет привести во власть, мягко говоря, выглядит бледно. Такие пятна на имидже, как Куршавель, Аврора, баскетбольный клуб в США, 60-часовая рабочая неделя и позорная история с «Правым делом» и невнятность политических заявлений говорят о том, что в деле политической борьбы он не силен. Но уж если не силен — зачем лезет?

Кому не нравится олигарх, могут проголосовать за все то же самое — экономическую либерализацию, приватизацию и даже возврат летнего времени — в лице Путина. Да-да, статьи Путина открыли его с совершенно новой стороны. Как оказалось, разницы особой нет, разве что популизма еще больше. Я бы даже сказал, Прохорову впору обещать ВВ остаться на посту премьера, если он победит =) В общем-то, у Путина есть множество заслуг перед страной, и накоплен определенный политический резерв доверия, который вполне может дать ему время для совершения либерального развала экономики. Потому что плоды госэлитаризма поспели, даже немного перезрели, и их пора снимать с дерева вертикали власти, пока они не начали гнить и смердеть.

Если Прохоров слышал на западе, что государство неэффективно управляет предприятиями, то Путин, видимо, просто опустил руки в попытках наладить работу госаппарата. Ни одному, ни второму невдомек, что текущая путинская модель не способна эффективно управлять, но это не значит, что эффективной работы от государства нельзя добиться в принципе. Более того, если первый и второй признают, что они этого сделать не могут, то тем самым они полностью расписываются в своем бессилии, потому что именно государство определяет те условия, которые заставляют бизнес эффективно работать на благо страны, и соответственно задают пределы эффективности всей экономики. Сегодня необходимый уровень регуляции рынков очень высок, и это порождает прямую зависимость работы экономики от качества госуправления. Наладить эффективную работу государства — задача, которую нельзя не решить, и которая никак не снимается приватизацией. Тех, кто заранее не готов ее решать, лучше во власть вообще не допускать, а тому, кто готов ее решать, не придет в голову продавать государственные активы. Ведь они являются мощнейшим инструментом, который открывает государство необходимое пространство для экономических маневров в целях подъема экономики, что неплохо показывает история восточных тигров.

А еще Путина лучше не голосовать во избежание… оранжевой революции. Ведь именно его детище в виде административно-бюрократического монстра является основной силой, которая толкает людей на протест. Объемы лжи, скрытые в структуре этого монстра, при его возрастающей дисфункции, настолько массивны, что мириться с ними людям все тяжелее и тяжелее. И я говорю не только и не столько про когнитариат с Болотной и Сахарова — я говорю про тех, кого пригоняют на митинги за Путина на Поклонную. Именно они, незащищенная часть населения, врачи, учителя и иные бюджетники, знают на практике, как сильно расходятся телевизионные заявления с суровой правдой их ежедневной работы. И когда их сгонят на следующий митинг, а на трибуну просочится талантливый оратор, остановить протест этих людей будет некому.

Парадоксально, но все силы борьбы с оранжевой угрозой народных протестов оказываются направлены на «охранение» существующего строя, который является главным виновником самого протеста. Чем сильнее административная машина «подавляет» протест, тем сильнее напряжение и больше людей вовлекаются в него. Чем больше риторики Путин разводит по поводу госдепа, тем больше людей видят за этим стремление сохранить status quo и игнорирование их проблем, и тем сильнее становится их готовность идти на конфликт с властью. Казалось бы, что может быть проще, чем снять градус напряжения — надо разобраться и публично признать проблемы, пригласить массы к диалогу, а не демонстративно «класть» на них. Но наша госэлитарная власть не умеет общаться с народом — она может только договариваться с лидерами, то есть с другой элитой, и перед народным протестом без лидеров она глуха и беспомощна. И в результате ей ничего не остается, как признать проблемы несуществующими, а протест — детищем заграничных интервентов. Сложно придумать, что может подогреть революционные настроения сильнее, чем такая политика.

А любые революционные настроения порождают уродливого монстра контрреволюции. Не революционеры, не протестующие начинают разговоры о насилии. Охранители требуют тяньаньмэня, подавления «оранжевой заразы», готовятся прибегнуть к насилию во имя «защиты Родины», а по факту — существующего строя, с которым сами вчера боролись. Именно их стараниями власть призывается бороться не с проблемами, а с теми, кто это проблемы озвучивает. Их фактические действия не совпадают с интересами страны, потребности которой определяются объективными противоречиями времени, и если контрреволюция восторжествует, то она неизбежно сольется с режимом (а то и с пресловутым госдепом, если тот окажется достаточно проворным) в едином порыве введения военно-полицейской диктатуры элитарной хунты. Движение «Суть времени» очень хорошо прочувствовало, как это может быстро и незаметно стать свершившимся фактом.

Поэтому голосовать за Путина — плохой вариант со всех сторон. Разве что вы сторонник эскалации революционного насилия и при этом большой любитель либеральной экономики.

К сожалению, тов. Зюганов все же остается весьма непривлекательной альтернативой. Неспособность защитить декларируемые заявления в коммунистическо-либеральной дискуссии, явная непроработанность больных вопросов национализации и экономической программы вообще, печальный необъяснимый отказ заменить лицо партии при явной политической выгоде такого шага, сентенции в сторону поддержки мелкого и среднего бизнеса в программе, популизм и антикоммунистическая спекуляция на религии заставляют сомневаться в способности Зюганова стать достойным кормчим страны. Но, как я писал, Зюганов — часть системы, и он не может не соответствовать ей. Хотя ход с привлечением Удальцова весьма интересен, но, скорее всего, система либо переварит Удальцова, либо выплюнет.

В общем и целом картина вырисовывается печальная, но закономерная. В буржуазном государстве власть может быть только буржуазная. Ну а наше государство буржуазно-госэлитаристическое, и никакие выборы честными не будут, боритесь за них или не боритесь. Просто потому, что в них никогда не образуется альтернатива, не обусловленная самой системой. А система отражает экономическое устройство, и даже самый что ни на есть Зюганов на посту президента, если не начнет кардинальным образом менять экономическое устройство общества, будет защищать интересы «движущих сил» нашей экономики — буржуазии, сырьевых экспортеров и чиновничества.


Участвовать в этих выборах — бессмысленно с точки зрения решения проблем страны, потому что сама форма нашей демократии является проблемой. Но я пойду, проголосую против либерального проекта Путина и Прохорова, хотя не испытываю восторга от того, что это будет Зюганов. Выборы без выбора. А что делать потом… еще посмотрим.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 79 comments