dEmindED (deminded) wrote,
dEmindED
deminded

Моя левая программа (содержание)

Заканчивая вступительную часть, смело перехожу к содержательной!

Когда я говорил о программах партий, я имел в виду, что большая часть из них пишет о том, что именно «хотелось бы поменять». Но нигде нет целостной картины настоящих источников текущих проблем и нет проекта того состояния, в которое мы хотим перейти. Есть только критика текущего строя, хотя проблемы, очевидно, должны иметь корни куда более глубокие — в области научно-технического и социального прогресса, и должны быть, скорее всего, актуальны не только для нашей страны. Простое копирование успешных решений, будь то копирование из-за границы или из прошлого, не является достаточным основанием: как известно, наиболее приспособленный к текущим условиям организм редко способен перестроиться при изменениях этих условий, поэтому смотреть «на запад» в поисках проверенных моделей сегодня прямо-таки опасно. Наиболее близок к проектировании «от корней» Алексей Кравицкий, который предлагает также, как и Стаффорд Бир 40 лет назад, проектировать систему не эволюционно (что бы поменять), а от реальных современных задач, которые стоят перед это системой, и исходя из доступных современных средств. Но я хочу обратиться даже не к тому, что мы хотим получить, а к тому, какие проблемы мы хотим решить.

К сожалению, в обществе сейчас активно прогрессирует неверное отношение к общественным институтам. Например, многие считают, что задача общества – это обеспечение «естественных прав» человека, это предоставление ему максимальных возможностей для улучшения своего личного материального положения, это исполнение «запросов» отдельных лиц или обеспечение какой-то «справедливости». На самом деле, конечно, все ровно наоборот: правовая система, мораль, культура, система распределения всего лишь решают задачи организации людей в наиболее эффективную с точки зрения общества систему. И экономика вовсе не «должна» чего-то отдельным людям, а обеспечивает реальные общественные потребности. Потребности, а не предпочтения отдельных личностей! Как только мы научимся оценивать реальную эффективность институтов с точки зрения общества, а не «убеждений» или «предпочтения» отдельных личностей, мы быстро сможем понять, куда и зачем нужно двигаться, а, главное, как именно оценивать этот прогресс. В этом отношении общественные институты выполняют всего пять основных задачи, характерные для любой жизнеспособной системы: 1) энергетическое обеспечение деятельности системы путем неравновесного обмена с внешней средой (производство, энергетика) 2) координация внутренних взаимодействий элементов и снижение транзакционных издержек (право, мораль, смысловое поле культуры) 3) внутренний аудит, поддержание работоспособности (потребление, медицина), алгедоническое управление  и оптимизация ресурсов (система распределения) 4) получение новой информации (исследования, экспансия, предпринимательство) и ее закрепление, т.е. обучение системы (воспитание, образование, наука) 5) поддержание целостности и определение системы (философия, политика). Экономика должна людей кормить и одевать, а не «угадывать предпочтения»; образование должно детей учить и воспитывать полноценных людей, а не выполнять заказы родителей; медицина должна поддерживать высокий уровень здоровья, а не обслуживать желающих; культура должна облегчать понимание, правовая система — обеспечивать безопасность и повышать уровень доверия, а государственный аппарат — вести общество к выживанию и процветанию, а не ублажать электорат.  Все эти элементы рождены обществом и эволюционируют со временем, не оставаясь постоянными.

Мой «список главных задач» не так уж долог. Но эти задачи, во-первых, взаимосвязаны в комплекс, а во-вторых, достаточно фундаментальны. Хотя, конечно, не новы, но только более актуальны. А, главное, их мало — всего 6.
1. Информационная связанность экономических процессов.
2. Свобода распространения информации.
3. Компьютеризация и роботизация производства.
4. Смена доминирующего фактора мотивации.
5. Кибернетическое самоуправление.
6. Свободное образование.

Информационная связность экономических процессов.
Общество — это большой компьютер, который обрабатывает и запоминает информацию — учится. Экономика — это такая область деятельности этого компьютера, которая относится к процессам материального производства. Задача экономики — вычислить, как распределить ресурсы таким образом, чтобы максимизировать удовлетворение общественных потребностей. Все управление — это всегда обработка информации. Соответственно, скорость и качество обработки информации зависит от емкости пропускных каналов. В зависимости от емкости каналов строится и система обработки этой информации.
Рыночная система, основанная на денежных показателях, сформировалась во времена, когда каналы были очень узкими (бумажные носители), а мощности обработки данных располагались в ограниченном количестве голов людей и их отношениях. Соответственно вся информация максимально сжимается (кодируется в агрегированные однородные финансовые показатели, вроде цен). Система обработки этой информации основывается на личной экономической мотивации, которая реализуется в форме системы распределения. Система распределения обеспечивает внутренние обратные связи, которые позволяют накапливать информацию, закрепляя полезные обществу гены, модели поведения, наконец, формы организации труда. Система распределения мотивировала целенаправленное поведение отдельных людей, осуществляя управление процессом общественного развития через системы слепого экономического отбора (распределяя/отнимая ресурсы).

Сегодня уровень сложности экономических отношений в обществе вырос на порядки. Но, что более важно, он постоянно растет. Важна информация не только о прошлых затратах, но и  текущей эффективности деятельности предприятий, и даже об их потенциале. Для того, чтобы управлять столь сложной системой, требуется огромный объем информации, обработка которого будет распределяться по разным уровням. Но на практике существующая экономическая система по-прежнему сильно «сжимает» информацию, обрабатывает ее преимущественно через индивидуальные «мозги» аналитиков и полагается в ее обработке на «слепой» экономический рыночный отбор. Это ведет к тому, что разрастается система раскодирования и обработки этой информации: система финансовых рынков. Мы можем наблюдать этот процесс по тому, как появляются финансовые инструменты. Например, торговля акциями нужны для оценки состояния фирмы, а деривативы — ничто иное, как ответ финансовой системы на необходимость обрабатывать данные о потенциальных рисках.
Но чем выше «пирамида» системы, которая обрабатывает данные, тем сильнее ошибки «навеху» сказываются на всей работе системы. Государственная регуляция вряд ли сможет с этим справиться, разве что будет дублировать всю финансовую «верхушку», но при этом столкнется с теми же проблемами. А использование экономического отбора эффективно только на длительных периодах и крайне расточительно. Мы можем позволить себе пожертвовать парой-тройкой сотен экономически развитых стран, прежде чем экономика опытным путем выработает правильная стратегия сдерживания личной алчности «управляющих» мозгов? Уже нет, потому что мировая экономика уже очень сильно взаимосвязана. 

Но есть и иные средства решения этой проблемы. Сегодня информационные каналы обладают куда большей пропускной способностью, законы работы слепой «руки рынка» неплохо известны, а в помощь человеческим мозгам появились компьютеры. На начало 20 века ничего из этого, на самом деле, еще не было. Но сегодня уже мы можем разработать новое решение, основанное на современных технологиях и знаниях.

Это решение состоит из четырех китов.
1. Полная информационная прозрачность экономических процессов. В это входит общая доступность самой актуальной (максимально близкой к режиму он-лайн) информации, сформированной по открытым правилам, и отказ от любой коммерческой тайны.
2. Отказ от «финансового сжатия» путем открытия информации в натуральных показателях, включая показатели производительности.
3. Компьютеризированная система сбора, фильтрации, очистки и мониторинга информации. Обработка информации ведется децентрализовано на каждом уровне. Обмен производится любыми показателями, которые оказались нужны. Автоматизированная система эскалации проблем. Построение и развитие моделей экономических отношений для прогнозирования и анализа сценариев.
4. Снижение роли индивидуальной экономической мотивации в управлении экономикой. Цели экономики вполне прозрачны и формализуемы, потому что экономка решает вполне конкретные общественные задачи, и человеку не надо их «угадывать» через ответ от системы распределения, а надо заниматься поиском их решения.

Доступны должны быть не только экономические показатели деятельности, а полная картина экономических отношений. Причем не только фактические показатели но и планы. Причем под доступностью я понимаю не только единое хранилище информации, а удобные и эргономичные средства извлечения полезных сведений.

Координация всех экономических агентов существенно облегчит экономическое планирование и снизит неопределенность, вызванную непредсказуемостью поведения агентов и информационным шумом. 

Конечно, останется вопрос о приватности лично информации. Это тяжелый вопрос, но, честно говоря, уже сегодня доступность приватной информации достаточно высока, и вряд ли удастся остановить этот процесс. Скорее всего, имеет смысл его «оседлать» и извлечь из него максимум общественной выгоды. Например, для уточнения прогнозов экономических потребностей.

Можно ли начать эту реформу прямо сейчас? Конечно. Уже сейчас государство требует от предприятий финансовой информации по единым стандартам. Можно начать переход к получению и раскрытию этих данных для всех участников. Это потребует развития национальных информационных систем по обработке и хранению экономической информации, развития средств доступа к информации, переходу на электронный документооборот, создания единого информационного расчетного пространства. Но это неизбежный процесс – без этого справиться с ростом сложности экономических отношений при возрастающих задачах планирования будет все труднее и труднее, а значит система будет все более и более ресурсоемкой и при  этом чувствительной к ошибках в верхних уровнях управления.

Свобода распространения информации.
На тему проблемы копирайта написаны тонны текстов. Я скажу довольно простую вещь: жизнь — это производство информации, и уже только поэтому сдерживать процесс производства и распространения информации — занятие неблагодарное. Информация является определением прогресса. Она позволяет экономить труд (т.к. многократное включение одной информации в продукт не требует ее многократного производства), и потому системы с более качественным использованием информации будут поддерживаться прогрессом. Система «собственности» на информацию — это всего лишь существующий механизм, соответствующий товарно-рыночной парадигме общественных отношений, а вовсе не «естественное право» или догма. Он, скорее, хорошо сигнализирует о закате товарно-рыночной системы, раз эта система вместо поддержки прогресса стремиться к его сдерживанию.В любом случае при смене основного фактора мотивации сдерживание информации потеряет всякий смысл, а ее свободное распространение - подстегнет прогресс.

Компьютеризация и роботизация производства.
В экономической части много любят писать про «создание рабочих мест» и «наукоемкие отрасли». Но цель экономической системы — как можно сильнее облегчить производство товаров, а не усложнить его. Экономика должна обеспечивать людей одеждой и едой, а не рабочими местами; обратное понимание — это извращение. Другой вопрос, что в обществе с ростом производительности падает потребность в труде в производственной сфере, что приводит к исключению большого числа людей из системы распределения (т.к. денежная система распределения подразумевает подкрепление только трудового поведения). Они вынуждены утекать в «сферу обслуживания» — иначе говоря, начинать прислуживать за часть дохода тех, кто либо владеет средствами производства, либо обладает редкими талантами и умениями, либо чья работа еще слишком сложна, чтобы ее автоматизировать. В рамках нашей популистской политики это часто означает, что нужно искусственно поддерживать рутинные рабочие места. Это уже, конечно, бред.

Прогресс в сторону производительности есть и будет. Нельзя и не надо его сдерживать. Наоборот, надо ему способствовать: вкладывать в робототехнику, компьютеризировать системы управления, автоматизировать информационный обмен. Все, чтобы рабочие места любого нетворческого труда сокращались. 

Что же делать с людьми? Ну, на этот вопрос очевидных ответов много. Во-первых, сокращать обязательный рабочий день. Например, выполнять сталинские заветы и вводить двусменный рабочий день длиною в пять часов. Это заодно решит доступность организация в «нерабочее время» =) Наконец, обеспечивать переток людей в сферы с творческим трудом, туда, где компьютер и робот не могут человека заменить. Создание таких мест — это и есть реальная потребность общества. Наконец, у нас куча сфер, где наблюдается нехватка людей: например, в образовании и медицине, где требуется индивидуальный подход, а все нормы управляемости нарушены.

Смена доминирующего фактора мотивации.
Доминирующий фактор мотивация в товарно-рыночной парадигме — это личные экономические потребности. Про это у меня был отдельный пост. Здесь лишь скажу, что действенность этой формы мотивации близка к исчерпанию, так как экономические потребности стремятся к насыщению по мере насыщения будут все слабее и слабее определять поведение индивида. Значит, нужно готовить общество к отказу  от них.

И это — естественно, если посмотреть на три предыдущие пункта. Личная экономическая выгода является сегодня основным двигателем в экономике (частная собственность на капитал), в творчестве, или производстве информации (копирайт), и даже в труде (зарплата — покупка собственности на труд). Нельзя начать изменения там, не изменяя систему распределения.

Как же можно готовить общество? Чтобы снизить роль личной экономической мотивации, нужно, во-первых, повысить значение и доступность других систем мотивации, а во-вторых ослабить обратную связь от экономических потребностей. Это означает, что нужно переводить труд «за еду» в труд «за полезную самореализацию», переводить ответственность из «штрафа рублем» в реальную личную ответственность. Наконец, нужно распределение экономических ценностей «по редкости» заменить на систему, максимально близкую к системе «по потребностям», чтобы человек не был озабочен в основном повышением личного благосостояния.

Кибернетическое самоуправление.
Система управления  — это тоже процессинг информации. Он включает в себя каналы получения информации, моторные каналы исполнения принятых решений и модель управляемой системы, на основании которой производится принятие решения. Чем сложнее управляемая система, тем более емкими должны быть каналы, шире арсенал действий и точнее — модель.

Государственная бюрократическая модель управления подразумевает, что модель содержится в государственных органах. Рыночная — что моделью является сам рынок. Ни та, ни та система не способны справиться со все возрастающей сложностью общественных проблем и скоростью изменений. Дисбалансы рынка и кризисы, с одной стороны, и масштабное разрастание госаппарата при его усилении и централизации, но без роста реальной эффективности (зато – увеличением «ручного» управления), с другой стороны, хорошо это демонстрируют. Система управления просто не справляется с обработкой всех данных ввиду своих структурных ограничений.

Чтобы справляться с разнообразием, требуется смена принципов организации системы управления. Этим занимался Стаффорд Бир. Основная идея его предложений состоит в том, что максимальное количество разнообразия должно «решаться» на уровне его возникновения, и только та часть, с которой не удается справиться на местном уровне, или которая касается выходящих за рамки локальных проблем, должна выводиться из системы для решения в рамках метасистемы. При этом метасистема принципиально не занимается организацией работы системы, а занимается координацией (а также определением, мотивацией, оптимизацией, развитием) работы своих элементов-систем. Эта рекурсивная схема централизации / децентрализации позволяет «распределять» исходное разнообразие по разным уровням принятия решений. Точно так же, как жизнь распределяет разнообразие по разным уровням эволюции, и эволюция социума происходит принципиально на ином уровне, недоступном, но связанном с уровнем эволюции, например, клеток.
Если опустить подробности устройства такой системы, которые достойны даже не отдельного поста, а отдельной книги, можно свести принципы организации к простым требованиям: самоуправление на каждом уровне, вовлекающее в управление все элементы системы, в рамках метасистемы следующего уровня. При этом вовсе не подразумевается, что все «кухарки управляют государством» через голосование за партии, и точно также не подразумевается, что за них решают все проблемы умные дяди «наверху». Каждый уровень решает свои проблемы.

Но какие именно проблемы решаются на каждом уровне? Тут все довольно просто, если вспомнить об иерархичности систем. Цель работы белка ставится устройством клетки, которая и обеспечивает его ресурсами. Цель работы клетки определяется устройством организма (человека, например), который полностью состоит из клеток, и обеспечивает их ресурсами. Цель работы человека определяется организацией, которая обеспечивает его ресурсами для этой деятельности. Цель работы организации должна обеспечивать не рынком, идеологией или произволом правителя, а также проистекать из целей всего общества, которое состоит из организаций и обеспечивает их ресурсами. Но кто ставит цели перед обществом? Тут уместно вспомнить про то, что общество — это один из уровней организации жизни, перед которой цель поставлена всей вселенной, а, точнее, ее энтропийным началом. Ведь клетки специализируются и складываются в организмы, а люди — в организации не просто так, а под управлением одной и той же «нужды» (определяемой отбором, которым заведует энтропия) — в наилучшем обеспечении себя ресурсами и повышении потенциала выживания.

Технологически кибернетическое самоуправление означает не только совещания и протоколы. Уже сейчас есть технологии сбора и агрегации информации. Стаффорд Бир сам разрабатывал эффективные протоколы для коммуникации групп в 30 человек. Сетевые технологии существенно помогают этому процессу. Если вы обратите внимание, системы рейтингования и обратной связи на сайтах уже успешно вовлекают пользователей в процесс управления. 

И под организациями я подразумеваю не только одну государственную иерархию. Наоборот, это любые формы организаций — от сообществ по интересам, до производственных организаций или местных советов. Самоуправление может касаться совершенно любой сферы, просто не во всех оно достигает государственного уровня.

Кибернетическое самоуправление означает вовлеченность в управление  каждого человека. А значит, и его вовлеченность, причастность к развитию общества, что само мо себе — мощная мотивация (необходимая для реализации п. 4). Но и для реализации этого управления у человека должна быть ответственность за то, в чем он участвует — а это будет только возможно, если у него будет любовь и увлеченность своим делом, или если выбор профессии будет происходить не по экономическим факторам, а из потребности в самореализации и своих склонностей (что необходимо для реализации п. 4). Наконец, для успешного управления даже на локальном уровне требуется качественное информационное обеспечение и доступность знаний и технологий, которые сейчас труднодоступны в связи, во-первых, с непрозрачностью экономической системы (см пункт 1), а во-вторых, с системой копирайта (см. пункт 2). Также необходимо и высвобождение определенной части времени для управления, что завязано на производительность (см. пункт 3). 

Только кибернетическое самоуправление поможет справиться со сложностью, остановив рост размера и неэффективности государственного аппарата, но не отдав страну под власть стихийности рынка.

Свободное образование.
Наконец, последний по списку, но не по значимости пункт. Почему я включил сюда образование, а не медицину, например, или законотворчество?

Дело в том, что предлагаемые мной изменения представляют собой изменений принципов работы общества, а не отдельных институтов. А это означает смену человеческих отношений. Так как человеческая психология инерционна, то этот процесс всегда тормозится «отставанием» психологической эволюции. Облегчить этот процесс может только система воспитания и образования, которая будет готовить людей, готовых к «новой парадигме». Но, конечно, она одна без реальных изменений на всех остальных уровнях ничего не достигнет: нельзя сначала подготовить новых людей, а потом менять общество, потому что человека формируют, прежде всего, существующие общественные отношения и механизмы. И так устроено обучение по своей сути, что оно является закреплением работающих моделей.

В чем же концепт образования 2.0? Основы этой парадигмы можно найти в книгах по системе свободного образования: Макаренко, Нил, Френе… Основная идея заключается в том, что человек, во-первых, имеет генетически врожденное желание учится, а во-вторых, учится не тому, что читает, а тому, что делает. Если мы хотим получить «на выходе» ученика, который умеет учиться (что необходим в обществе с быстрыми изменениями), который выбирает себе деятельность не по вознаграждению, а исходя из своего интереса и желания самореализоваться, который чувствует ответственность за общество и за свои поступки, то именно это он должен практиковать в школе. Не изучать, а практиковать. Текущее, классическое, образование воспитывает в массе детей послушность (или оппортунизм), пассивность и несамостоятельность в отношении обучения, отвращение к процессу получения знаний, восприятие любого труда как принудиловки, отношения подчинения с учителем, безразличие к окружающей системе.

Вкратце свободное образование от классического отличает отсутствие принуждения, индивидуальные образовательные программы, формирование связи изучаемого с практическим применением для обеспечения обратной связи и самооценки, самостоятельное руководство своим процессом обучения, управление отношениями в коллективе школы на основе демократического самоуправления, консультирующая и помогающая роль педагога. 

От себя я добавляю в свободное образование применение современных технологий работы с информацией, прежде всего мультимедиа, которые сегодня позволяют существенно расширить «канал» приема информации, а также активное применение игровых технологий. Ведь по природе игра — ничто иное, как средство обучения, а удовольствие от игры — ничто иное, как положительное вознаграждение, получаемого организмом для мотивации к попыткам и успехам в изучении и закрепления результата. Использование игры для получения удовольствия — это извращение природного инструмента обучения; но прогресс в области игровых технологий можно — и нужно! — вернуть на службу обучения и воспитания.

Заключение.
По каждой из указанных проблем можно и нужно написать отдельный материал. Здесь я лишь обрисовал общие контуры, которые создают рамки для дальнейшего обсуждения. На каждую тему есть что почитать и есть над чем подумать. В каком порядке? Наверное, если в комментариях напишете, что именно хочется обсудить подробнее, я постараюсь раскрыть свои соображения по этому вопросу в первую очередь. Но прежде всего я еще раз хочу обратить на комплексность и взаимосвязанность этих проблем, ни одну из которых нельзя решить по отдельности, и на которые вряд ли удастся «лепить заплатки» и дальше в рамках текущей общественной «платформы». Также как вряд ли удастся изменить один элемент, не разрушив целостность системы.
74.21 КБ

Почему я ничего не написал про требования национализации средств производства или там прогрессивный налог на доходы? Да потому, что никаких реальных проблем эти меры решить не способны, а их деструктивный эффект сложно оценить. Да и их актуальность уже сомнительна: если безрисковый процент равен эмиссионной инфляции, то это значит, что государство и так посредством эмиссии изымает весь прибавочный продукт… В общем, просто изменением системы собственности ничего не добиться, если она не будет связана с комплексом остальные мер. Почему ничего про диктатуру пролетариата? Потому что строение общество уже не то, что в начале 20 века. И тем не менее считаю эти пункты очень даже "левыми".

Я также ничего не написал про стратегию приведения  этих мер в реальность. Убеждать элиты или создавать партию? Вирусное распространение или реформирование сверху? Все эти важные вопрос — за пределами поста. Скажу лишь, что реализация этих, казалось бы не связанных с собственностью на средства производства, предложений, меняет куда более глубокие общественные механизмы и куда сильнее подрывают капиталистические основы товарно-рыночной системы, чем «отобрать и национализировать». И в тоже время их можно, хотя и тяжело, начинать проводить без социальной революции и массовых конфликтов вокруг собственности. По крайней мере, можно готовить для них предпосылки, чтоюы переход был быстрее и менее болезненным. И необходимость создания этих предпосылок даже может поддержать, как ни странно, состоятельная интеллигенция и мелкая буржуазия.

Что это, коммунизм или социализм? Сложно ответить на этот вопрос. Это, конечно, в итоговой форме куда ближе к коммунизму. Тогда куда я дел социализм? Вот тут я склонен считать, что социализм не является одним их устойчивых состояний общества, а, наоборот, является неустойчивым переходным состоянием. Его нельзя «построить», социализм — это когда строят коммунизм. Он должен позволить обществу постепенно уйти от экономической мотивации через формы коллективной собственности на средства производства: когда ты сначала видишь свою долю в общей собственности, и постепенно тебе становится все равно, кому она принадлежит, пока твои потребности закрыты. Подобные переходные механизмы представлены в истории общества в ассортименте — это и SEMCO, и «Шухты», и «Алхимия прибыли», и даже «Компас». СССР пришлось «консервировать» социализм, потому что на начало строительства не было тех технологий и знаний, которые нужны для реализации всех 6 пунктов в комплексе — а в достаточно сжатые срок, пока сохранялось не очень устойчивое состояние общества, их разработать и внедрить не удалось.

Все шесть пунктов довольно радикальны. Они нужны обществу (причем не только пролетариату) куда сильнее, чем просто изменение системы распределения. Это именно те изменения, которые, на мой взгляд, могут действительно что-то исправить в существующем обществе, в наше время, когда, казалось бы, уже «все рецепты испробованы». За них я бы и голосовал бы на выборах, и полез на баррикады. За что голосуют люди сегодня, и ради чего они идут на митинг против фальсификаций, я, честно сказать, не понимаю.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 205 comments