dEmindED (deminded) wrote,
dEmindED
deminded

Частная собственность на капитал (продолжение)

(Начало тут)
Теория коммунизма обросла огромным числом вопросов о роли частного капитала. Основным вопросом во все времена являлась несправедливость эксплуатации. Напомню, что с  точки зрения классовой теории эксплуатация – это присвоение капиталистом прибавочного продукта, полученного от производства и реализации товара после выплаты стоимости воспроизводства труда и основных средств. Но чем же на самом деле является капитал и прибыль капиталиста?

Внутренние ограничения трех подсистем.

Стимулирование отложенного спроса возможно за счет роста капитала. Иначе говоря, уменьшение потребления сегодня позволяет получить право на более высокое потребление завтра. При достижении оптимального уровня капиталооснащенности экономики инвестиции являются средством сбережения, предотвращающим их от инфляционного обесценивания. Тут следует понимать, что растет не само потребление, а именно право на него. Реализация этого права возможна только за счет конвертируемости капитала в  это право: владелец капитала может продать свою долю собственности и потратить вырученные деньги на потребление. Фактически следует понимать, что право это в общем виртуальное и основано только на том, что вероятность одновременного возникновения желания такой конвертации у большинства людей мало. Но вероятность не нулевая: в ряде случаев, например банковской паники, обращение массы вкладчиков за конвертацией своих прав на капитал (опосредованных через депозиты) ведет к коллапсу, потому что объем производимых для потребления благ не соответствует накопленному объему прав на них, а также вывод ресурсов из производства ведет к остановке экономики. Таким образом, рост права на потребление – мнимый, создающий иллюзию возможности, которая поддерживается только за счет статистического усреднения независимых решений и перераспределения прав на капитал и на потребление между населением.

Функция регулирования рисков – важная функция по производству нового знания. Информация – запомненный выбор, который всегда имеет цену удачных и неудачных попыток. Готовность инвестора брать на себя риск под залог собственного имущества и дохода (т.е. уровня потребления) оплачивается обществом соответствующей премией за риск, выплачиваемой из прибыли, которая получается благодаря общему превышению эффекта успешных проектов над убытками от провальных. Очень важно понимать природу риска, который в основном оплачивается этой самой премией. Этот риск можно разделить на две части: 1) риск, возникающий от естественной неопределенности – это риск инноваций, новых решений и 2) риск, возникающий от неидеальной информации – это риск конкуренции, который можно было бы устранить, если бы вся уже имеющаяся информация была доступна. Второй тип риска не создает новых знаний – он лишь закрывает дырки, созданные из-за наличия конкуренции, которая принуждает компании к сокрытию ноу-хау и коммерческой информации и даже к созданию дезинформации. Отказ от конкуренции, раскрытие всей накопленной информации и развитие средств по ее многократному использованию позволит приблизить риск второго типа к нулю, сохранив лишь первую часть риска – научно-организационную. Это приведет к существенному падению предпринимательского риска, что позволит существенно сократить премию за него.

Наконец, наиболее сомнительным фактором является капитал как объем полномочий по управлению производственными ресурсами общества. Объем капитала в собственности косвенно отражает оценку успешности человека по управлению этим капиталом, а через него – общественным ресурсами. Постепенный рост этой оценки и полномочий на основе успешной деятельности вполне сообразуется с ростом прибыли, но вызывают сомнения несколько других свойств этой подсистемы. Например, весьма сомнительной представляется цесесообразность конвертации собственного уровня потребления в эти полномочия: если человек накопил достаточно денег, то есть фактически отложил часть своего потребления, то он получает возможность «обменять» ее на полномочия, или, грубо говоря, «купить» себе сразу высокую оценку. Очевидным образом, подобная информация имеет сомнительную достоверность и ценность. Обратный процесс – возможность «продать» высокую оценку в обмен на возможность потребления — также абсурден. Очевидно, высокая оценка никуда не исчезает при отказе от полномочий, и в принципе человек остается достоин высоких полномочий с точки зрения общества, даже если он их когда-то с себя сложил. Наконец, с точки зрения капитала как косвенной информации о способностях человека к управлению ресурсами полным нонсенсом является передача этой оценки и полномочий по наследству!

Отделение функций от права собственности на капитал.

На текущий момент частная собственность на капитал как система все менее соответствует исполняемым ею функциям. Рассмотрим, какие механизмы нужны для выполнения этих функций в чистом виде:

1.   Формирование инвестиций (отложенного спроса).

Формирование инвестиций должно определяться не сиюминутными предпочтениями людей, а объективными факторами, следующими из структуры экономики и уровня развития производственных сил. Это выполняется и в стихийной рыночной экономике при условии, что решения отдельных домохозяйств о сбережении или потреблении принимаются независимо. Если мы возьмем весь производимый общественный продукт в единицу времени, то он может быть распределен по трем направлениям:

·         Инвестиции в средства производства, или капитал. Эта доля не должна превышать эффективный уровень капиталообеспеченности, при котором потребность в капитале достигнет насыщения и сведет эффект от увеличения доли инвестиций к нулю.

·         Потребление. Эта доля никогда не должна быть ниже, чем стоимость воспроизводства труда; при наличии свободного продукта эта доля может расти, пока личные экономические потребности не достигнут насыщения и это не сведет отдачу от увеличения доли, направляемой на индивидуальное потребление, к минимуму. Сюда, понятно, входит как личное потребление, так и все общие блага, потребляемые всеми, производимые государством.

·         Общечеловеческие задачи. Это потребности всего человечества, выходящие за рамки личных потребностей и не регулируемые личным уровнем потребления.  По мере роста экономики два первых направления придут к насыщению, и все больше ресурсов будет доступно для направления на задачи выживания всего человечества.

Здесь следует отметить, что невозможно разорвать связь между уровнем потребления и инвестициями в капитал, по крайней мере до тех пор, пока скорость роста экономики не позволит довести уровень потребления до насыщенного состояния. До тех пор инвестиции будут формироваться из ограничения потребления. В обществе существует всего два механизма изъятия денег из потребления в инвестиции:

1)   Государственный налог, изымаемый безотносительно желаний человека;

2)   Сбережения, которые формируются людьми на добровольной основе.

Добровольность формирования сбережений является результатом той самой возможности обратной конвертации сбережений в потребление. Налоги, очевидно, ни в какое личное потребление по желанию налогоплательщика не конвертируются. Здесь есть и положительная, и отрицательная сторона: с одной стороны, добровольность позволяет более тонко перераспределять право на потребление между гражданами и достигать большей совокупной полезности; с другой стороны, когда происходят системные сдвиги, независимость решений резко падает и изъятие сбережений переходит в неконтролируемый режим. И уж отдельного слова заслуживает система, в соответствии с которой оценка предприятий и целых отраслей сама и определяет предложение инвестиций в них, и зависит от этого же предложения…

Можно ли привлекать сбережения неадминистративным способом без того, чтобы создавать возможности для нестабильности? На этапе первичного накопления, конечно, нельзя: если деньги нельзя изъять из инвестиций, то их не станут вкладывать. Но вот в дальнейшем встает вопрос о том, что будет со вложенными деньгами: должны ли они приносить какой-то дополнительный доход, «расти»? Т.е. должна ли прибавочная стоимость, создаваемая за счет дополнительного роста капитала, увеличивать право инвесторов на потребление?

Вот тут следует вспомнить, что факторов роста производительности много. Рост чисто за счет капитала наблюдается только до тех пор, пока не достигнута точка насыщения. После этой точки рост выпуска определяется ростом производительности и общим ростом ресурсов (капитала, труда и природных), а производительность определяется только ростом технологий – т.е. накоплением знаний. Значит, при достижении точки насыщения никакого распределения прибавочного продукта сверх первоначальных вложений инвестор не получает.  Со временем доля первоначальных инвестиций в общей структуре капитала будет падать, а право на изъятие станет все менее значимым в общеэкономическом контексте.

2.   Регулирование рисков.

Итак, с определенного момента мы лишили безрискового инвестора права на присвоение прибавочного продукта просто за отложенный спрос, потому что рост доли капитала более не приводит к росту производительности. Но, как я писал выше, рост производительности происходит за счет технологического прогресса, который опирается на риск. Высокий риск требует, с одной стороны, высокого вознаграждения, а с другой стороны, приводит к большим потерям. Отказаться от вознаграждения за риск невозможно; но риск можно а) уменьшить и б) застраховать.

Что касается уменьшения риска, то первым источником инвестиционного и предпринимательского риска является высокая неопределенность на рыках, которая поддерживается системой конкуренции. При отказе от конкуренции, при создании единой экономической модели, единой системы сбора информации и прогнозирования потребностей, скоординированной стратегии и планов всех предприятий этот риск возможно снизить значительно, если не до нуля.

Но останется «производительный» риск – риск, необходимый для создания принципиально новых знаний в науке, в управлении, в понимании потребностей людей. Этот риск – тот самый, на который определяет прогресс, эволюцию, выживание. Частная собственность на средства производства и частное присвоение убытков и прибыли от принятых рисков связывает личные интересы собственника капитала с эффективностью его решений.

На текущий момент такая взаимосвязь более не является обязательной и даже эффективной. Решения об инвестициях принимаются людьми, чей доход, конечно, завязан на эффективность их деятельности, но которые не владеют управляемым ими капиталом.  И это естественно — хороший аналитик вовсе не обязательно должен располагать огромными сбережениями, и не каждый, имеющий огромные сбережения, является хорошим аналитиком.

Это означает, что обществу следует отказаться от требования «в залог» у предпринимателя личного имущества, чтобы компенсировать убытки от его деятельности. Остается только застраховать эти риски – т.е. перераспределить эффект между различными рисковыми проектами с контролем, чтобы совокупный выигрыш был неотрицательный.

Но тогда теряется смысл присвоения прибавочной стоимости как премии за риск как системы обратной связи роста капитала. Если риски существенно снижены и застрахованы обществом, то прибавочная стоимость, созданная за счет технологического фактора, должна возвращаться в инвестиции в этот технологический фактор, распределяясь между перспективными проектами. А это означает, что постепенно капитал будет воспроизводить и преумножать себя через рост производительности, и постепенно подавляющая его часть перейдет в общественную собственность, сделавшись недоступной для мгновенного «изъятия» в потребление. Тогда даже полное изъятие собственниками капитала своих сбережений не окажет существенного влияния на экономику, т.к. большая часть капитала останется неизъятой. А у сбережений останется только безрисковая функция сбережения – т.е. аккумуляции денег на отложенную покупку.

3.   Оценка и распределение полномочий по управлению общественными ресурсами.

Последняя функция капитала нуждается в пересмотре, на самом деле, в первую очередь. В принципе собственники капитала уже давно отходят от управления своими предприятиями; но так или иначе рост собственности на капитал определяет уровень влияния его владельца на экономику (да и не только).

Общий путь предпринимателя, который хочет не просто вложить денег и пожинать прибыль, а хочет именно заниматься своим делом, можно разделить на три этапа: вход, рост, выход. На входе первоначальный капитал, сформированный из собственных сбережений, выступает «залогом» для общества в риске предоставления гражданину права управления некоторой части экономики – своей организацией. При этом капитал считается необходимым и достаточным условием. На практике, конечно, уже есть механизм использования для этого заемного капитала, и то только после оценки  проекта (бизнес-плана) займодателем. Отказаться от «залога» на первом этапе «вхождения» можно будет только после существенного снижения предпринимательского риска, а также путем страхования риска непредпринимательского. Вторым необходимым элементом является  система предоставление помощи любому start-up’у: как информационной, так и в виде поддержки начинаний. Собственно, в обществе уже есть подобные механизмы; как видно, для того, чтобы ими пользоваться, вовсе не обязательно владеть тем, чем собираешься управлять.

На втором этапе «роста» присвоение прибавочной стоимости создает положительную обратную связь между эффективностью управления и объемом полномочий. Для обычного наемного руководителя такой прямой обратной связи обычно нет. Но разве собственность на капитал является обязательным свойством такой обратной связи? В данном случае размер капитала в собственности означает всего лишь объем общественных ресурсов, переданных человеку в управление. Ведение единой истории предпринимательских проектов человека с оценкой этих проектов по объективным критериям, на которые будет завязано расширение или сужение той области, в которой человек имеет почти полную автономию управления, вовсе не требует передачи этих ресурсов в собственность.

Наконец, этап выхода не менее важен. На выходе человек частный предприниматель имеет возможность конвертировать свои полномочия в личный доход, который пустить на потребление. Значение этой части системы распределения довольно сомнительно. Понятно, почему предприниматель, доказавший свою эффективность в управлении, имеет право на высокий доход в течение управления и пенсию по выходу из него; не понятно только, почему при этом он должен лишиться всех своих полномочий и потом завоевывать доверие общества с нуля?

В целом, в отношении управления ресурсами собственность на капитал давно перестала быть решающим фактором, и местами наоборот оказалась сдерживающим (когда некомпетентные собственники мешают работе профессионального менеджмента). Институт предпринимательства как система проявления инициативы, организационного творчества и самостоятельности, безусловно, должен быть оторван от собственности на капитал и должен реализовываться на профессиональных началах с принятием обществом стартового риска на себя.

 Что в остатке?

А в остатке получается такая интересная модель, в которой все три системы оторваны друг от друга и работают независимо, без частной собственности на капитал и присвоения прибавочной стоимости.

1.   С момента достижения оптимального уровня капиталообеспеченности все сбережения являются безрисковыми инвестициями в первоначальный капитал и не растут при росте экономики (если есть инфляция – растут со скоростью инфляции). Право изъятия сбережений ограничено этими начальными сбережениями и не распространяется на прибавочную стоимость. До этого момента возможно стимулирование привлечения инвестиций через соответствующую долю прибавочной стоимости, которая падает при приближении к точке оптимальной капиталообеспеченности.

2.   Прибавочная стоимость присваивается обществом и направляется на инвестиции в капитал и рискованные проекты. Управление рисками производится на профессиональной основе, с вознаграждением завязанным на результат управления. Предпринимательские риски, являющиеся следствием закрытости информации, минимизируются устранением конкуренции созданием единого информационного поля. Инновационные риски национализируются всем обществом.

3.   Предпринимательская деятельность осуществляется в форме управления общественными ресурсами. Первоначальный капитал (объем полномочий) выделяется любому гражданину (возможно, получившему определенный аттестат), первоначальный риск страхуется обществом. Рост и снижение личных полномочий определяется через объективные показатели эффективности организации и единую историю предпринимательских проектов; при сигналах падения эффективности общество оказывает консультационную, методическую, информационную поддержку в управлении. Уровень личного дохода предпринимателя регулируется по объективным показателям его деятельности аналогично любой другой оплате труда.

Вместо одного контура «Доход – капитал – прибавочная стоимость - доход» мы получаем два различных контура:


1)   Цикл первичного капитала (синие стрелки, доход – сбережения – капитал – воспроизводство капитала – изъятие сбережения – доход). Доля капитала, который обращается в этом цикле, постепенно падает.

2)   Цикл накопленной прибавочной стоимости с двумя петлями (красные стрелки):

a.    накопленная прибавочная стоимость – рисковые инвестиции – рост производительности – прибавочная стоимость – накопленная прибавочная стоимость

b.    Накопленная прибавочная стоимость и первичный капитал – инвестиции в производство – воспроизводство капитала – накопленная прибавочная стоимость и первичный капитал.

Этот цикл отвечает за прогресс – воспроизводство и рост всего капитала, а также создание новой информации.

Как видно, сбережения «выключены» из цикла рисковых вложений. Но я писал о том, что по мере роста производительности объем благ, необходимый для закрытия основных экономических потребностей, будет становиться все дешевле в относительном выражении, стоимость воспроизводства труда будет падать. При этом можно ожидать состояния, когда скорость роста экономики обгонит скорость роста материальных потребностей человека. Это означает, что все меньше ресурсов будет необходимо выделять в доход домохозяйства; все больше этих ресурсов будет оставаться в производственном цикле. Но потребность в рисковых инвестициях тоже имеет естественные ограничения в количестве проектов, имеющих разумную вероятность успеха; повышения уровня рисков после определенного уровня начнет не повышать отдачу от инвестиций в риск, а снижать ее. Это означает, что у общества образуются свободные ресурсы, которые не будут востребованы ни в потреблении, ни в средствах производства, ни в научно-исследовательской сфере – а могут быть направлены на решение общечеловеческих задач, связанных с выживанием всего человечества.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 197 comments