dEmindED (deminded) wrote,
dEmindED
deminded

Частная собственность на капитал (начало)

Теория коммунизма обросла огромным числом вопросов о роли частного капитала. Основным вопросом во все времена являлась несправедливость эксплуатации. Напомню, что с  точки зрения классовой теории эксплуатация – это присвоение капиталистом прибавочного продукта, полученного от производства и реализации товара после выплаты стоимости воспроизводства труда и основных средств. Но чем же на самом деле является капитал и прибыль капиталиста?

О справедливости.

Для того, чтобы сразу исключить пустые разговоры, следует с порога отмести понятие справедливости. Эволюция происходит только в одну сторону – в сторону выживания, обеспечиваемую ростом производительности, а значит, любые другие категории могут существовать только вне противоречий с базовой закономерностью.  Поэтому идеи о справедливости — это вовсе не первичное, основополагающее понятие, а, скорее, сиюминутное, временное. Вспомним, что мораль — это всего лишь набор правил, обеспечивающих наилучшие условия для совместной деятельности; аналогичным образом справедливость является лишь  продуктом существующих производственных отношений. Неуниверсальность справедливости  скрывается за ее кажущейся очевидностью: сопоставление своего «вклада» с «вознаграждением» требует точного измерения этого вклада, но сами критерии для этого измерения постоянно меняются во времени, а значит, меняется и понятие справедливости.

Эволюционно в общественном устройстве закрепляются не те институты и практики, которые кажутся более или менее справедливыми, а те, которые способствуют большей производительности и более высокой скорости ее роста. Для того, чтобы определить роль собственности на средства производства, нам не нужно вычислять, что является справедливым, а нужно определить, что является эффективным. Появление частной собственности на капитал является точно так же продуктом эволюции общества, а значит, обеспечивает вполне конкретные факторы увеличения производительности. Динамика этих факторов во времени и позволит оценить перспективы права собственности на средства производства в будущем.

 Общественная функция системы распределения.

Итак, из чего же слагается право собственности на средства производства? Для этого надо определить, чем вообще является право собственности и что такое процесс присвоения – или, иными словами, распределения. Марксизм ставит систему распределения в зависимое положение от системы производства; но какова же ее общественная функция?

Вспомним, что жизнь представляет собой процесс создания информации (запоминания выбора) о локальном противодействии энтропии (т.е. о способах выживания). Наука и творчество создают первичное разнообразие этих способов; производство их материализует. Тогда система распределения выполняет функцию закрепления: материализованные средства распределяются таким образом, чтобы максимально закрепить более успешные структуры  и устранить, отфильтровать менее успешные.  Причем на разных этапах развития системы распределения и способа производства речь идет о системах разного уровня: генетической (отбор наиболее сильных, ловких и смекалистых индивидов), поведенческой (закрепление полезных качеств и моделей поведения сначала при воспитании детей, а потом при профессиональной ориентации) и, наконец, организационной (форм взаимодействия людей). Критерии отбора всех этих систем едины, потому что  относятся к деятельности по поводу производства: удачная охота или полезный труд, востребованная специальность, эффективная организация.

Как это работает? Право собственности, которое возникает в процессе присвоения, определяет долю общественных благ, которую этот индивид может потребить. Любое вознаграждение является формой перераспределения этих благ. Например, вознаграждение по результатам труда определяет ту долю в общественных благах, которая положена человеку за его деятельность по увеличению этого общественного блага.

Но какая доля общественного продукта должна служить вознаграждением человека за его вклад? Органичное понятие «справедливости» требует, чтобы доля была пропорциональна этому вкладу.  К сожалению, размер этого вознаграждения очевиден только в одном случае – если человек делает что-то полностью самостоятельно и для себя лично. В случае, если человек является частью общества, любой труд увеличивает общественное благо сильнее, чем если бы человек трудился только сам для себя, так как создаваемый продукт уже не является результатом труда одного человека, а включает еще и синергетический эффект от организации (повторного использования накопленных знаний).  Т.е. любой труд имеет общественный характер, и объективно определить вносимый трудом одного человека вклад невозможно. К счастью, это и не требуется — как я писал, понятие справедливости вообще не является значимым в контексте эволюции. Более значимым являются фактор роста экономической производительности, а тут объективные требования существуют и со временем меняются:

1)   Полученная доля эффективного работника должна быть выше стоимости воспроизводства его труда; соответственно у специалистов с более высокой стоимостью воспроизводства труда должен быть выше доход.

2)   За счет того, что потребление долгое время определяло возможное количество детей, а дети являются способом накопления в обществе положительно опыта  в форме генетического и культурного (на этапе традиционного общества) кода, то потребление должно быть тем выше, чем полезней для общества гены или воспитание  — то есть лучшему добытчику (и, позже, его семье) должен доставаться больший кусок.

3)   Наконец, общественный характер производства ставит производительность всего общества в зависимость от «узких мест» — т.е. от дефицитных профессий. Поэтому чем слабее  насыщена профессиональная ниша, тем выше доход специалистов в ней. Это способствует перетоку людей на дефицитную профессию и общему росту производительности в экономике.



Все эти факторы определяют эффективный способ распределения вознаграждения за труд, которое определяет право на
присвоение общественных ресурсов для их потребления. Все эти факторы, конечно, тоже меняются и устаревают, но речь сейчас не о них, а о капитале и частном присвоении прибыли.

Присвоение капитала.

Что такое капитал? Это доля общественных благ, которые исключены из потребления для целей производства. Синонимично это означает долю труда, который затрачен не напрямую на производство потребляемых благ, а на производство промежуточного продукта (средств производства). Наличие капитала автоматически означает, что на потребление направляется не весь «общественный пирог» как сумма всех произведенных благ, а только его часть. Общественное производство невозможно без капитала; инвестиции ресурсов, изъятых из потребления, в капитал ведут к росту общей производительности, и это формирует ту самую прибавочную стоимость, которая подлежит распределению и играет «закрепляющую» роль в эволюции организационных систем.

По способу изначального возникновения капитал и представляет собой объем недопотребленных благ (отложенный спрос) индивида, «конвертированный» в средства производства. В этом отношении порядок первоначального присвоения капитала  естественным образом дополняет порядок потребления: если я конвертировал свое право на получение благ в средства производства, я имею право конвертировать их обратно, то есть имею право собственности на эти средства производства. Но зачем мне вообще нужны средства производства?

Собственность на капитал на текущий момент означает:

1)   Право  обратной конвертации капитала в потребление;

2)   Право выбирать направление инвестиций;

3)   Право на присвоение прибавочного продукта;

4)   Преимущественное право принятия решений в управлении организациями, построенными на основе этого капитала.

Фактически частная собственность на капитал является комплексным общественным механизмом, состоящим из трех различных подсистем.

Подсистемы капитала.

Первая подсистема отвечает за привлечение капитала, то есть за уменьшение потребления в пользу скорости роста общественного производства. У роста экономики можно выделить два фактора роста:

1)   Интенсивный – рост количества труда, определяется уровнем потребления;

2)   Экстенсивный – рост производительности труда за счет:

a.    роста капиталообеспеченности — количества средств производства на единицу труда, определяется инвестициями в капитал;

b.    роста технологий — накопленных знаний, определяется инвестициями в науку, исследования, риски.

Здесь видно, что отвлечение капитала из потребления в инвестиции, т.е. от увеличения труда в сторону увеличения производительности за счет капиталообеспеченности, — это двусторонняя дорога. На этапе низкой капиталообеспеченности влияние капитала на рост выпуска очень высоко, и поэтому для наибольшей скорости роста требуется максимальное привлечение капитала. В этой ситуации полностью частное присвоение прибавочного продукта и оплата труда по минимальной стоимости воспроизводства позволяет вывести из потребления максимальный объем капитала. В этом первый залог эффективности индустриального капитализма. Но по мере достижения высокой капиталообеспеченности отдача от увеличения капитала падает, пока не становится нулевой: любое увеличение капитала не приводит к повышению скорости роста экономики, так как объем инвестиций полностью уходит на амортизацию. Таким образом, привлечение дополнительного капитала становится бесполезным, и вознаграждение за «отложенный спрос», не подкрепляемый ростом экономики, не имеет смысла. На текущий момент мировая экономика уже достигла такого уровня насыщения капиталом и его мобильностью, что за «просто деньги», то есть за отказ от потребления, никакого вознаграждения общество не предоставляет (безрисковая ставка равна инфляции).

Вторая подсистема частной собственности на капитал — это управление рисками. Выбор направления инвестиций, предпринимательство, финансирование научных изысканий — это все части одного процесса: накопления информации, ведущего к росту производительности за счет новых технологий как в науке, так и в управлении. Здесь прибыль выступает вознаграждением за готовность  рисковать. При этом, очевидно, общий выигрыш системы положительный, но наличие и наказания при проигрыше, и вознаграждения при выигрыше является средством мотивации для максимально эффективной «игры». Сейчас, фактически, инвестициями управляют уже часто не собственники, а наемные работники инвестиционных фондов.

Третья подсистема выполняет функцию регулятора полномочий на управление общественными ресурсами. Владелец капитала имеет право распоряжения большой долей общественных ресурсов. При эффективном управлении он имеет право распоряжения прибылью — т.е. фактически расширяет свои полномочия; при неэффективном – несет убытки, т.е. сокращает полномочия. Эта модель, конечно, работает только в той части, в которой собственник  принимает непосредственное участие в управлении своими предприятиями.

Итак, частная собственность на капитал:

         - стимулирует отложенный спрос за счет вознаграждения в форме прибыли в части эффекта от увеличения капиталообеспеченности;

         - регулирует риски инвестиций за счет вознаграждения за риск и прямой связи риска с личным уровнем потребления;

         - определяет объем полномочий по управлению общественными ресурсами и их консолидацию в руках эффективных управляющих.


(Продолжение тут...)

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments