dEmindED (deminded) wrote,
dEmindED
deminded

Занятная история жизни как предисловие к марксизму

Наиболее интересное определение марксизма я прочитал у тов. Сидорова В. М.:

(Прежде всего) марксизм – это система знаний, осмысленных благодаря вектору на изменение мира (преимущественно в сфере общественных отношений).

Но прежде чем перейти к марксизму, необходимо четко запомнить, что история людей – это часть истории жизни. А у жизни довольно занятная история.

Пока философы ломают копья над тем, как определить явление «жизнь», кибернетики уже активно работают с сутью этого явления по марксистскому принципу «философия описывает мир, а дело в том, чтобы изменить его», а синергетики саму механику самоорганизации. Иначе говоря, пока одни ищут точное определение жизни, другие уже учатся использовать во благо человечества ее суть. В чем же суть жизни в кибернетическом и синергетическом понимании?

Жизнь — форма организации материи, реализующая положительную обратную связь процесса локализованного обращения энтропии. Или – совсем кратко – жизнь есть то, что выживает.

Дабы не разводить философских споров о правильности определения, остановлюсь на перечислении существенных следствий этого определения:

1)      состоит из материи

2)      локально противодействует энтропии (сохраняет и накапливает энергию), для чего взаимодействует и обменивается энергией с внешней средой, увеличивая ее энтропию

3)      сохраняет, накапливает такие изменения в своей организации (т. е. создает информацию), которые способствуют более вероятному (успешному) исполнению п.2

Итак, жизнь (и человек, как одна из форм жизни) нуждается в энергии, получаемой из внешней среды, и создает способы ее удержания. Клетка запасает энергию химических реакций в форме организованных молекул белка; растение добавляют в этот процесс энергию, излучаемую солнцем. Животные запасают энергию растений в форме жизнеспособного организма, а человек – энергию всего, до чего дотянется, во всех формах, которых может =)

Но «нуждается» и «создает» - это неверные понятия, не передающие сути этого процесса. Как это - нуждается? Что заставляет ее создавать? На самом деле, конечно, не нуждается и ничего ее не заставляет; нет никаких волшебных «внутренних» свойств у жизни, собственно «воли» или «источника развития». Просто жизнь – это наше определение для того, что отвечает указанным требованиям. А то, что не отвечает – очевидно, жизнью быть перестает, т.к. «пожирается» энтропией. Таким образом, жизнь в каждый конкретный момент – это материализованный результат истории развития форм локализованного противодействия энтропии. Как любое событие есть реализовавшаяся вероятность, так и жизнь – это именно такая реализовавшаяся форма организации материи из всех возможных, которая сохранилась в связи с тем, что успешно противодействовала энтропии.

Это означает, что хотя жизнь не уменьшает энтропию вселенной, она является обратной стороной этой самой энтропии. Энтропия для жизни является целевой функций, регулятором, источником естественного отбора, алгедонодом: она снижает разнообразие  всех форм организации материи до тех, которые ей успешно противостоят. Но энтропия не является источником разнообразия этих форм; источники разнообразия на каждому уровне свои: изначальное разнообразие материи и условий, созданное большим взрывом, химические вещества и частицы как разнообразие форм существования этой материи, мутация как разнообразие форм организации химических веществ и их взаимодействий, разнообразие поведенческих реакций как результат взаимодействий химических веществ в нервной системе… Если первичный источник разнообразия, будь это квантовые флюктуации или что-то еще, определившее негэнтропийный запас вселенной после и/или в результате большого взрыва, назвать хаосом, то жизнь – это процесс и результат применения энтропии к разнообразию материи, порожденному хаосом.

Но закончим философию и выделим то важное для марксизма, что следует из жизни – не из определения, а из ее содержания:

1)      развитие жизни имеет вполне четкое направление повышения вероятности выживания, как локализованного противодействия энтропии;

2)      человечество является составной частью жизни, и его развитие как составная часть эволюции жизни этим направлением определяется исходя из сути жизни: любое другое развитие может существовать только в пределах непротиворечия с этим направлением, потому что это направление определяет само существование человечества (все, что от него отклоняется – со временем становиться несуществующим, т.е. существует всегда только то, что с ним совпадает).

Каким образом человечество может заниматься организацией материи, чтобы повышать эффективность противодействия энтропии? Снижение энтропии – это создание условий для возникновения маловероятных форм организации материи. Для локализованной организации материи в маловероятную форму организации требуется, согласно законам термодинамики, затрачивать энергию, то есть увеличивать энтропию во внешнем мире. Для чего ее необходимо накопить в каком-то аккумуляторе, а потом использовать.

Приток энергии осуществляется из разных источников — форм запасов негэнтропии вселенной:

1)      Из энергии атомной связи: от солнца, атомной энергетики, химических реакций;

a.       Напрямую через химические реакции и механические процессы;

b.      Из растений и животных (через пищу), которые запасли энергию атомных связей из химических реакций и от солнца;

c.       Из запасов, созданных жизнью ранее (древесина, уголь, нефть);

2)      Из потенциальной энергии гравитационных полей, в основном механически.

3)      В потенциале – из неизвестных или недоступных нам еще источников, например квантовых флюктуаций в вакууме...

Очевидно, внутренние возможности для накопления энергии любой системы ограничены. Преодолеть это ограничение позволяет процесс управления (кому интересно исследовать источники этого определения, рекомендую легкую литературу: Кибернетика без математики). Управление основано на применении малой энергии + информации для регулирования потоков большей энергии, заимствованной из внешних аккумуляторов. В процессе управления жизнь:

1)      черпает большую энергию (энергию высокой плотности потока) из внешнего источника (аккумулятора);

2)      накапливает информацию о возможных изменениях системы и окружающей среды;

3)      организует материю в исполнительную систему для целевого применения накопленной энергии; фактически информация накапливается именно в форме такой системы;

4)      используя малую энергию, подает сигналы, запускающие исполнительную систему.

Для притока энергии животное, например, использует уже созданную в процессе эволюции исполнительную систему (организм) и накопленную во внешней среде энергию (растения и животные). Для запуска процесса используется малая энергия, запасенная в мышцах, и информация, отложенная в памяти и инстинктах. Все это реализуется в форме охоты (плотоядные) и собирательства (травоядные).

Таким образом, создается система с обратной связью, позволяющая за счет малой собственной энергии и информации управлять большей энергией внешней среды, в том числе с целью воспроизводства собственной малой энергии.

Человек в этом отношении двигается дальше. И помогает ему в этом, конечно, создание дополнительных исполнительных механизмов, расширяющих возможности организма по запасанию и использованию энергии, использование большего количества источников энергии более высокой плотности потока, продвинутые возможности накопления информации и эволюция систем коммуникаций для передачи сигналов. Если обобщенно назвать процесс создания таких исполнительных механизмов производством, то человек учится производить средства производства.

Создания этих средств происходит следующим образом. Человек затрачивает внутреннюю энергию организма для:

1)      накопления информации;

2)      поиска дополнительных источников энергии;

3)      организации материи в исполнительную систему.

Именно поэтому Маркс поставил во главу угла истории всего человечества труд, производительные силы и производственные отношения. Это не прихоть, а глубокое наблюдение о природе человека как одной из форм жизни. Производство является организацией материи, а производственные отношения являют собой форму организации производства. И именно поэтому марксистский подход к истории, движущей силой которой является эволюция способа производства, является единственно верным. Его идеи о законах эволюции экономических формаций, как видно, являются лишь частным случаем законов эволюции жизни – не их аналогом, а их составной частью, их продолжением. В продолжение того, что производительные силы есть реализация эволюции формы материи по пути повышения эффективности накопления и использования энергии, общество есть накопленный и сохраненный в форме общественных связей опыт эволюции формы организации отношений между людьми по тому же самому пути — повышения эффективности накопления и использования энергии. Поэтому законы эволюции общественных систем не субъективны, а объективны, и имеют вполне конкретные, объективные цели, не зависящие от уровня понимания и осознания их человеком. Да и само общество с его отношениями является такой формой организации материи, возникшей в связи с ее более высокой локализованной устойчивостью к энтропии.

Итак, законы развития человека и общества объективны и имеют одну простую цель – повышение выживаемости. Для этого человек и общество запасаются энергией, ищут знания и организуют исполнительные системы. Процесс накопления успешного опыта в форме организации материи является созданием информации и им руководит один критерий – выживание как форма локализованного противодействия энтропии.

Разумная деятельность (как ограниченная – у животного, так и осознанная – у человека) является примером одного из свойств организации материи, которое обеспечивает более эффективное противодействие энтропии. Естественный отбор и случайность, обеспечивающие возникновение и снижение разнообразия путем устранения нежизнеспособных моделей, очень неэкономичны и долговременны, поэтому они сами явились залогом возникновения более эффективного механизма — разума, имеющего встроенную алгедоническую (направляющую) систему. Сами сигналы этой системы, конечно, остались те же, отвечающие задаче выживания:

1)      чувство голода — потребность в поступлении энергии;

2)      чувство холода — потребность в снижении оттока энергии;

3)      чувство самосохранения — потребность в защите от угроз уничтожения;

4)      инстинкт размножения — потребность в сохранении успешных моделей во времени и пространстве, выходящих за пределы времени жизни (и ареала обитания) одной особи, а также создания нового разнообразия;

5)      любопытство — потребность в накоплении новой информации для развития моделей поведения.

Рассматривая человечество в целом, общество является формой организации взаимодействия отдельных людей по более эффективному решению задачи выживания. Иными словами, общество позволяет более эффективно удовлетворять те же самые потребности. Таким образом, цели и задачи общества по отношению к человеку тоже заданы объективно.

Однако само наличие общественной системы является источником базового противоречия общества. Необходимым условием эффективного взаимодействия в условиях ограниченности ресурсов является компромисс, который подразумевает ограничение, налагаемые на уровень удовлетворения индивидуальных потребностей, в целях максимизации общего уровня удовлетворения потребностей.

В связи с этим у человека есть «встроенные» потребности более высокого уровня, которые являются информацией об эффективных моделях социального взаимодействия:

6)      желание социализации — потребность в совместной деятельности, как более эффективной модели поведения;

7)      потребность в любви, уважении и самоуважении;

8)      чувство сострадания;

9)      чувство справедливости.

Эти потребности проявляются на индивидуальном уровне. Синтезом первых и вторых потребностей является потребность в общественно-полезной самореализации в труде и в  постоянном самосовершенствовании.

Наконец, есть у человека и потребности, назначение которых пока остается загадкой, и которые, возможно, выйдут на первый план и раскроют свое значение для эволюционного процесса после того, как базовые потребности всего человечества на индивидуальном уровне будут удовлетворены — это чувство эстетического, тяга к прекрасному.

Итого, любой человек является носителем базовых потребностей, выраженных инстинктами и желаниями, и в тоже время частью общественной системы удовлетворения этих потребностей, требующей ограничения индивидуальных потребностей. Это выражается в конфликте между задачей выживания каждого конкретного человека и задачей выживания всего человечества. На рациональном уровне проблема не существует, так как повышение выживания всего человечества повышает вероятность индивидуального выживания каждого человека, или максимизация уровня удовлетворения потребностей всего общества в среднем повышает уровень удовлетворения потребностей отдельного человека. В то же время иррациональная, неконтролируемая природа инстинктов и желаний каждого отдельного человека порождает неустранимое противоречие между личным и общественным.

Нахождение этого баланса обусловлено, конечно, объективным процессом эволюции человечества в направлении выживания. Это, однако, не означает полного подавления личного в пользу общественного: наоборот, человек со свободой воли является источником бесконечного разнообразия в поведении и творчестве, которое необходимо для эволюции общественной системы и, соответственно, повышения вероятности выживания всего человечества. Аналогично образование молекулы белка снижает разнообразие состояний («свободу») отдельных атомов, но не уничтожает ее; объединение в клетку определяет уровень разнообразия молекул, но не контролирует все аспекты их работы; объединение в организм снижает возможное разнообразие состояний каждой клетки, но не подавляет ее работу до тех пор, пока она не угрожает целостности и выживанию организма. Можно заметить, что характер «свободы» на каждом уровне рекурсии жизнеспособных систем различен, при этом «свобода» более высокого порядка выражена на языке, недоступным на более низком уровне, и таким образом не является подавлением. Наоборот, «свобода», или разнообразие состояний, более низкого уровня является источником разнообразия, который подпитывает эволюционный процесс более высокого уровня.

Таким образом, в обществе между личным и общественным есть невырожденный оптимальный баланс, который определен объективными факторами и, скорее всего, изменяется во времени.

Прежде чем перейти к анализу проблем личного и общественного, подведу итог под определением механизма эволюции жизнеспособных систем и места в нем человека и общества. Итак, эволюция в части накопления информации в форме организации материи состоит из следующих частей:

1)      Источник постоянного разнообразия, возникающий на более низком уровне и на текущем уровне не контролируемый;

2)      Отбор: уничтожение бесперспективных вариантов;

3)      Память: закрепление выживших элементов.

Результатом является изменение форм жизнеспособных систем в сторону повышения вероятности выживания, в том числе порождение жизнеспособных форм более высокого уровня, повторяющих процесс этой эволюции на языке, принципиально недоступным системам низкого уровня.

Сейчас нам известны, как минимум, следующие уровни: химический – молекулярный – клеточный – организма – общественный.

На каждом уровне можно выделить два способа отбора и закрепления. Это общеуровневый и внутриуровневый отбор. Общеуровневый отбор отражает постепенное приспособление жизнеспособных систем этого уровня к внешним угрозам, общим для всех систем этого уровня, и принципиально недостижимое на предыдущем уровне. В частности, к свойствам, обретение которых стало возможным только в процессе перехода, можно отнести наличие оболочки у клетки, модели поведения у особи, возможности использования ядерной энергетики у человека. К внутриуровневому отбору можно отнести те качества, которые рождаются в процессе конкуренции жизненных форм внутри одного уровня за ограниченные ресурсы, включая жизненное пространство. В процессе внутреуровневой борьбы происходит более быстрый отбор и закрепление признаков, позволяющих как противостоять внешним угрозам, так и внутренней конкуренции. При этом, очевидно, затрачиваемые на внутриуровневую борьбу ресурсы являются небесполезными только с точки зрения ускорения развития общеуровневых признаков. Когда на текущем уровне возможности изменения форм жизнеспособных систем достигают предела, за которым основные ресурсы начинают уходить на внутриуровневую борьбу без существенной общеуровневой эволюции жизнеспособности, то целесообразность этой борьбы исчезает перед лицом преимуществ от кооперации.

При этом у уровня развития по критерию внутриуровневой конкурентоспособности есть определенный эффективный предел, дальше которого подобная конкуренция становится бессмысленна.  В процессе того же самого эволюционного процесса закрепляются возникающие формы коммуникации между жизнеспособными системами, и начинается эволюция форм организации этих систем – то есть накопление нового опыта в форме взаимосвязей между системами. Это, конечно, находит отражение и внутри самих систем, где начинают закрепляться признаки, способствующие, с одной стороны, более эффективной коммуникации между системами, а с другой стороны, возникновению разнообразия такой организации, которая является источником эволюционных изменений.

Например, наряду с одноклеточными организмами возникают многоклеточные. Это становиться возможным благодаря связям между клетками. Это влечет изменение в работе и самих клеток, например, специализацию. В клетке хранится память обо всем организме, а не только об одной клетке. При этом, хотя каждая клетка сохраняет обособленность своей деятельности, она перестает конкурировать с другими клетками за свой исключительный рост и деление – организм снабжает ее всем необходимым для эффективной жизнедеятельности, и необходимость конкурировать с другими клетками организма фактически отпадает. Но вполне понятно, что задачей организма вовсе не является обеспечение клеток максимально возможным уровнем полезных веществ и возможностями для скорости деления.

Эволюция организмов происходит на языке, недоступном для одной клетки, хотя клетка продолжает хранить накопленный опыт о форме всего организма (но уже с применением специализации). Переход на следующий уровень использует расширенные возможности предыдущего. Экологическая система выступает формой организации живой природы, ее коммуникации. Внутривидовая и межвидовая конкуренция ведет к повышению эффективности отдельных форм организации многоклеточных организмов. Возникает нервная система, открывающая возможности активного противостояния угрозам, новый источник разнообразия: организация нервных реакций, то есть поведенческие модели, а также новые формы памяти: инстинкты и игровое воспитание.

Тут мы видим, что даже на животном уровне эволюция моделей индивидуального поведения имеет свои формы отбора, закрепления опыта. Наиболее успешные модели вели к притоку наибольшего числа ресурсов, необходимых для выживания, и более вероятному потомству, закреплявшему в процессе воспитания эти более эффективные модели. (Этот процесс актуален для человека и до сих пор: в большей части земли заработок человека считается отражением его полезности для общества, а будущее ребенка очень сильно зависит, если не сказать определяется, его местом рождения и достатком семьи.) Постепенно этот процесс приводит, наконец, к появлению разума: самосознания и абстрактного мышления. Это – мощные инструменты повышения выживаемости особи, открывающие возможности проактивной защиты от угроз, но не только.

Это открывает новые горизонты и для конкуренции, и для кооперации. Возникает новый уровень организации – общество, которое прежде всего характеризуется совместным трудом. В человеке появляются и развиваются социальные потребности, как форма закрепления эффективных организационных форм: это уже признак эволюции самих форм организации между людьми. Начинается развитие новых средств коммуникации и памяти, уже не в рамках организма, а в рамках общества: язык, письменность, деньги. При этом наиболее эффективные модели кооперации сохраняются за счет использования механизмов памяти предыдущего уровня (индивидуального поведения): через ту же систему воспитания, но конечно, тоже усовершенствованную (в том числе благодаря специализации).

Капиталистический рынок представляет собой отражение той самой эволюционной среды, в которой происходит внутриуровневая эволюция: порождение новых организационных форм (предпринимательство), отбор неэффективных форм (банкротство), закрепление наиболее эффективных (рост капитала). Подобная борьба ведет к повышению эффективности использования ресурсов, она же сказывается и на человеке: возникает трудовая специализация, классы, эксплуатация. Идет эволюция производительных сил и производственных отношений, смена формаций от менее эффективной к более эффективной, развитие средств коммуникации и накопления информации (наука).

Подобие процессов эволюции на разных уровнях жизнеспособных систем поражает. Уровни вложены друг в друга, каждое вложение «замкнуто» обратными связями, каждое эволюционирует на своем языке, недоступном ни более высокому, ни более низкому уровню – и в то же время со временем порождает тот же самый результат: кооперацию специализированных элементов, которая делает возможным эволюцию нового уровня, основном на разнообразии связей систем предыдущего уровня!

494.78 КБ

Но самым интересным, актуальным для нас является тот самый уровень, который в самом низу – уровень управления развитием человеческого общества. И здесь возникает срезу два противоречия. Во-первых, на текущий момент все больше ресурсов оттягиваются на внутриуровневую борьбу на предыдущем и более раннем уровне, то есть фактически тратятся впустую. Борьба в пространстве и времени в форме конкуренции происходит на уровне отдельных людей, организаций, стран, экономических формаций. Выживает в этой борьбе не та модель, которая способна лучше противостоять внешним угрозам, то есть не более жизнеспособная, а та, которая более эффективна в борьбе с другими моделями – в том числе даже если это происходит в ущерб общеуровневой жизнеспособности!

Но, что более важно, возникает и новый уровень противоречия, связанный с наличием у человека самосознания и «свободы воли». Человек воспринимает общество как инструмент для максимального удовлетворения своих собственных потребностей, и измеряет его эффективность этими – своими – мерками, которые оказываются уже ограничено применимы на уровне общества. Как если бы клетки принимали решение об эффективной форме и поведении организма по количеству полезных веществ, которые организм им поставляет.

Мы возвращаемся к тому, что общество представляет собой продукт того же эволюционного процесса, который породил человека – жизни. Его цели являются синтезом, а не агрегацией потребностей отдельных людей: выживание человечества, конечно, является целью каждого конкретного человека, но явно выходит за рамки его личных «встроенных» эволюцией потребностей. В то же время человек уже имеет субъектно-объектное восприятие общества, и пытается воспринимать общество как инструмент удовлетворения своих собственных потребностей так, как он понимает их на своем уровне. А реальные цели общества определены тем же, чем порождены потребности человека – целями всей эволюции жизни, но выражены на более высоком уровне, и инкапсулируют индивидуальные потребности в пределах, в которых они не вступают в противоречие с общими целями эволюции.

Наличие сознания на уровне человека и субъектно-объектный подход к обществу представляет собой противоречие, которое со временем начинает препятствовать процессу эволюции. Снять это противоречие можно только одним способом: через соотнесение индивидуальных целей с целями всего общества, что возможно только через осознанное понимание человеком объективных законов развития жизни и человеческой истории в частности. В этом отношении Маркс был тем самым, кто создал теорию, принципиально требующую от человека понимания объективности законов исторического развития, их научного понимания и на основе этого – сознательного, целенаправленного управления развитием общества. Маркс подошел к этому в одной сфере, в сфере эволюции экономических формаций, что на самом деле является частным случаем проявления более универсального закона развития жизни в целом.

Таким образом, для открытия новой двери эволюции человек должен сделать то, что  пытается сделать уже много веков: осознанно примирить личные потребности и общественные цели. Попытки неосознанного примирения (табу, мифы и религия), очевидно, являются лишь промежуточными «костылями» в этом вопросе. Помочь ему в этом должно научное понимание объективных законов эволюции жизни, которое – благодаря Дарвину, Марксу и развитию кибернетики и синергетики – нам стало доступно только теперь. И ответить оно должно на самый главный вопрос: какова же оптимальная форма организации человеческих отношений?

Ответ на этот вопрос – ключ ко всему, поиск его – самая важная задача. Займемся в следующем посте?

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 59 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →