dEmindED (deminded) wrote,
dEmindED
deminded

Отложенный спрос и инвестиции

При обсуждении проблемы «естественный отбор – устаревший фактор регулирования экономики» был поднят весьма важный вопрос об отложенном потреблении. Длительное размышление на эту тему завело меня довольно далеко от исходной задачи, потому что значение этого явления для экономики в целом является, без преувеличения, системообразующим.

Отложенное потребление – явление, на первый взгляд, довольно сомнительной значимости. Для того, чтобы представить его значение, придется провести мысленный эксперимент по предельному значению системы. Но сначала необходимо освободиться от любой монетарной шелухи, и договориться, что разговор ведется не в рамках денежных потоков, которым присущи спекуляционные искажения, а в терминах произведенной стоимости. При этом, конечно, подразумевается стоимость не только в рамках материальных товаров, но и в форме оказания услуг. Вопросы рисков также можно временно оставить за рамками модели, потому что существенного влияния они не оказывают.

Для начала абстрагируемся от формы собственности на средства производства. Представим себе общество как монолит, ведущий единую экономическую деятельность. Результатом трудовой деятельности общества является произведенная стоимость благ, подлежащая распределению между членами общества. При отсутствии отложенного спроса все произведенные блага будут полностью распределены и потреблены. 10 человек собрали 10 мешков картошки, и все 10 мешков картошки съели. Общее производство Q будет равно общему потреблению C.

Допустим, в результате развития технологии обществу стали доступны первые средства производства — лопаты. При этом опытным путем установлено, что с помощью лопаты человек производит за тот же период времени в четыре раза больше картошки.

Но чтобы произвести лопаты, кто-то должен быть снят с производства картошки. А значит – общество вместо 10 мешков картошки получит, допустим, 8 мешков и 2 лопаты. И все останутся немного голоднее – (на 2 мешка картошки) — в ожидании того, что в следующем периоде с помощью лопат удастся произвести картошки больше, чем не съедено в этом. Общий выпуск составит Q = C + I, где I – инвестиции в капитал. При этом, очевидно, отложенный спрос будет равен этим инвестициям. Таким образом, без отложенного спроса не существуют инвестиции, и без регулирования этого отложенного спроса – нельзя инвестициями управлять.

Эта в общем-то банальная истина не так легка для понимания. Суть отложенного спроса заключается не в том, когда потратить деньги (сейчас или потом), а в том, насколько общество урезает свое потребление, то есть — исходя из баланса спроса и предложения на рынке потребительских благ — производство потребительских товаров в пользу производства средств производства.

Итак, регулировать отложенный спрос необходимо. Фактически отложенный спрос равен инвестициям, или в терминах советской экономики – соотношению производства товаров группы А и товаров группы Б. Чем же регулируется отложенный спрос? Существует ли пресловутая «склонность к инвестициям»?

Даже если общество может совсем отказаться от еды, по закону убывающей предельной полезности обществу не выгоден бесконечный рост инвестиций. По мере роста инвестиций эффект, оказываемый инвестициями на общий выпуск Q, будет падать. 10 лопат на 10 человек – еще куда ни шло, но с двумя лопатами в руках работать, конечно, уже не так удобно. Что-то в этом роде:
7.54 КБ

Обществу выгодно вкладывать дополнительные ресурсы в капитал (наращивать отложенный спрос) до тех пор, пока существует положительная отдача от вложений. Для нашей команды, например, если лопаты ломаются каждый цикл и один человек делает за цикл одну лопату, то максимально полезное I/Q будет равно 0.5, при котором Q = 20 мешков картошки и 5 лопат, то есть пятеро делают лопаты, а пятеро - добывают картошку.

Технический прогресс нам показывает, что на смену старым технологиям приходят новые, и если эффект от текущей технологии со временем начинает падать, его начинает замещать новая технология. Этот процесс происходит не гладко, т.е. угасание одной технологи не сразу компенсируется ростом другой, и можно предположить, что возникают циклические волны. Собственно, что неплохо согласуется с длинными циклами Кондратьева (ранее – Шумпетера), но только без учета монетаристически-спекуляционных влияний, которым основном было уделено его внимание.
27.49 КБ
90.51 КБ

В результате оптимальная доля инвестиций в общем выпуске не остается постоянной во времени. С развитием технологий полезный эффект от дополнительных инвестиций заканчивается то раньше, то позже. Получается этакий «чистый» спрос на капитал со стороны экономики.
38.66 КБ

Здесь он очищен от всех спекуляционных составляющих, выражен в доле I от общего выпуска Q, и означает просто оптимальное распределение между производством товаров группы А (то есть потребительских товаров) и товаров группы B (инвестиций в средства производства) в их стоймостном (не денежном!) соотношении. Сложно сказать о точной форме этой кривой, но можно предположить, что со временем продолжительность циклов сужается, амплитуда – уменьшается. Что будет со средним – сказать невозможно; оно может как начать стремиться к единице, так и остаться на каком-то среднем значении, а то и уйти вниз.
20.83 КБ

Для идеального развития экономики отложенный спрос должен равняться спросу на инвестиции. Очевидно, что это не всегда возможно, т.к. предложение инвестиций вовсе не бесконечно! Иными словами, людям надо что-то и есть. Например, если для выживания человеку необходимо 0.8 мешка картошки, то больше 2 человек на производство лопат в первом цикле общество будет отрядить не в состоянии, какие бы выгоды в следующем цикле это ни сулило.

Маркс, рассматривая экономику, разделил произведенную стоимость на две части: стоимость воспроизводства труда и прибавочную стоимость. Иначе говоря, вне зависимости от формы собственности на средства производства, Q = R + A, где R = стоимость воспроизводства, а A = прибавочная стоимость, т.е. произведенный продукт свыше необходимого для воспроизводства. При этом делении совершенно очевидно, что объем инвестиций не может превышать размер прибавочной стоимости.

До тех пор, пока размер прибавочной стоимости ниже спроса на инвестиции, оптимальный уровень инвестиций равен всей сумме прибавочной стоимости. При этом от инвестиций наблюдается ненулевая отдача, и, соответственно, наблюдается рост выпуска. Но увеличивается ли они доля прибавочного продукта в этом выпуске?

Допустим, инвестиции увеличивают выпуск через коэффициент t. То есть вложение I инвестиций увеличивают Q на I*t. При этом стоимость воспроизводства труда также со временем изменяется, и судя по практике – растет. Предположим, что она тоже имеет экспоненциальный характер роста с коэффициентом I.

Тогда Q(0) = R(0) + A(0), обозначим их за Q,R,A
I(0) = A(0)
Q(1) = R(0) + I(0)*t = R(1) + A(1)
R(1) = R(0) * i
A(1) = R(0) *(1-i) + A(0)*t
A(1) / Q(1) = (R*(1-i) + A*t) / (R(0) + I(0)*t)
Если изначальное соотношение A/Q = k, тогда
k1 = ((1-k)(1-i) + k*t) / (1 + k(t-1))
k1 = (1 + k(i – 1) + k(t-1)) / (1+k(t-1))
И далее
A(n) / Q(n) = (R(n-1)*(1-i) + A(n-1)*t) / (R(n-1) + A(n-1)*t)

Таким образом, динамика доли прибавочной стоимости зависит от эффекта инвестиций в капитал (t), от скорости роста себестоимости воспроизводства труда (i) и их соотношения в предыдущем периоде (k). С учетом гипотезы об экспоненциальном росте обеих величин, можно прогнозировать всего два стабильных варианта развития событий.
1) Скорость роста стоимости воспроизводства труда превышает скорость роста прибавочной стоимости;
2) Скорость роста стоимости воспроизводства труда отстает от скорости роста прибавочной стоимости.
В первом случае R растет быстрее, чем Q, и в какой-то момент у общества не остается ресурсов для инвестиций – все уходит исключительно в обеспечение воспроизводства труда. Технически это означает цивилизационный тупик.
93.87 КБ

Во втором случае Q растет быстрее, чем R, и свободные ресурсы общества, доступные для направления на инвестиции, увеличиваются экспоненциально.
101.34 КБ

Глядя на общество «сверху», можно предположить, что до тех пор, пока доля прибавочной стоимости меньше оптимальной доли отложенного потребления, обществу выгодно инвестировать всю прибавочную стоимость. На практике основным законом капитализма является именно это соответствие. По Марксу капиталист (собственник средств производства) формирует отложенный спрос (делает инвестиции) в обмен на право собственности на всю стоимость (Q), произведенную с использованием его средств производства. После этого он оплачивает труд, но при конкурентном рынке рабочей силы размер зарплаты стремится к стоимости воспроизводства труда; в результате весь прибавочный продукт присваивается собственником средств производства, а «склонность к накоплениям» для рабочих слоев мало применима, т.к. накапливать им банально нечего. Но т.к. спрос на капитал еще не насыщен, то собственник средств производства реинвестирует полный объем прибавочной стоимости. К этому его вынуждает рыночная конкуренция и пресловутая «жажда наживы» — ведь пока спрос на капитал не насыщен, вложение приносит в будущем «дивиденды» за счет увеличения прибавочной стоимости, правом на которое автоматически обладает инвестор.

Таким образом, «чистая» капиталистическая экономика автоматически изымает и инвестирует полный объем прибавочной стоимости. Пока скорость роста экономики с ростом инвестиций увеличивается, любая экономика, которая не станет этого делать, будет менее конкурентоспособна; капитализм осуществляет это наиболее безапелляционным способом, через естественный отбор на рынке капитала (кто не инвестирует в рост все, что может – с рынка вылетает под давлением конкурентов, инвестирующих полную прибавочную стоимость).

Социалистические государства, пытающиеся выполнять это административным методом, либо скатываются в демократический популизм (занижая размер инвестиций I в пользу повышенного потребления C, например постсталинский СССР), что со временем ведет к существенному отставанию в развитии, либо вынуждены жестко поддерживать уровень зарплат на уровне себестоимости воспроизводства рабочей силы (сталинский период СССР). С учетом того, что в странах развитого капитализма уровень технологического развития опережал таковой во всех существовавших социалистических странах, и, соответственно, относительная себестоимость воспроизводства рабочей силы (R/Q) была ниже, то конкуренция по уровню инвестиций административными методами требует от социалистической экономики снижения уровня стоимости воспроизводства труд. Это достигается, например, с помощью синергии социалистического централизованного управления, эффекта масштаба от системы распределения общественных благ — а то и в жесткой, репрессивной форме авторитарно-административных экономик. Но все равно, страны, находящиеся на разном уровне технологического развития, заранее находятся в весьма неравных условиях при межстрановой конкуренции.

Таким образом, у нас на графике вырисовываются две кривые: спроса на инвестиции и предложения инвестиций.  Как видно, пока A < I , объем инвестиций растет экспоненциально в соответствии с ростом прибавочной стоимости.
19.77 КБ

О чем же говорил Маркс и почему Линдон Ларуш с ним не согласен?
Маркс утверждал, что по мере приближения доли прибавочной стоимости A к оптимальному размеру инвестиций I, норма прибыли (которая соответствует дополнительному прибавочному продукту от наращивания инвестиций) будет падать и со временем упадет в ноль. Прибавочный продукт перестанет расти, а при дальнейшем росте инвестиций начнет уменьшаться, что приведет к отказу работоспособности капиталистической системы, которая существует за счет интереса капиталиста к пресловутому «проценту на капитал», т.е. размеру прибавочной стоимости, порождаемой за счет инвестиций.

Конечно, равновесие на рынке капитала еще не означает развала этого рынка. Нулевая премия за отложенный спрос вовсе не нулевая — она покрывает премию за риск, инфляционные ожидания, оплату труда капиталиста. И при снижении уровня инвестиций снова растет, привлекая новых инвесторов. В общем, равновесие.

Фактически это означает, что общество «пересядет» с ограничивающей кривой роста A на «оптимальную» кривую I. При этом окажется, что прибавочный продукт превышает потребности в инвестициях. С точки зрения общества это золотой период: можно увеличить уровень жизни и потребление выше себестоимости воспроизводства труда! Доля товаров группы Б (средств производства) в общественном выпуске снижается (повторяя кривую спроса на капитал), растет доля товаров группы А (потребительских благ).
21.24 КБ

Однако капиталистическая собственность на средства производства означает, что весь прибавочный продукт остается у капиталиста. В обществе есть механизм изъятия капиталистами прибавочной стоимости для инвестиций, но нет механизма ее «возврата» трудовым классам в потребление. Общество оказывается не в состоянии потребить весь объем произведенных товаров группы А, т.к. при высокой концентрации капитала один класс капиталистов не способен (хотя очень старается ^^) потребить весь излишек выпуска сверх себестоимости воспроизводства труда. В инвестиционном секторе – насыщение, в потребительском – перепроизводство, на руках капиталиста – излишки капитала! В сочетании перепроизводства товаров и капитала избыточный капитал бежит в спекуляции, что, конечно, никак не изменяет ни потребительскую способность населения и объем выпуска товаров группы А, ни инвестиционную ёмкость экономики и объем выпуска товаров группы Б, а только ведет к перераспределению капитала в сторону спекулянтов и ростовщиков.

Кризис несоответствия формы собственности на прибавочную стоимость и оптимального уровня доли инвестиций в общем выпуске решается тремя способами:
1) государственными средствами: административных изъятием излишней прибавочной стоимости в форме налогов или национализации и перераспределением ее на потребление в виде госпрограмм;
2) ростовщическими средствами: лишний выпуск выдается капиталистами в кредит потребителям (кредит, который они никогда не вернут, см. далее);
3) перераспределением капитала в обществе (акционерный капитал), при котором собственники распределенной части капитала «проедают», а не реинвестируют свою долю прибавочной стоимости.

Однако этот процесс, как видно из графика, может принимать циклическое значение — и вслед за периодом избытка капитала возникает новый недостаток. В этот период требуется снова «снизить» потребление до уровня стоимости воспроизводства труда. Ростовщики получат кучу «плохих долгов», т.к. оплата труда вновь сравняется с себестоимостью воспроизводства труда и отдавать кредиты будет просто не с чего. Акционерные общества, дивиденды которых «проедались» акционерами вместо реинвестирования, окажутся неконкурентоспособны. Административно, конечно, можно сократить гос. программы, но какое демократическое государство это потерпит? Административный аппарат, вмешиваясь в рыночные механизмы, будет направлять долю прибавочной стоимости на потребление, таким образом ограничивая рост экономики – но повышая уровень жизни. Этакий «американский социализм». У экономики сохранится экспоненциальный рост, но с меньшей скоростью. При этом страны с административным полным изъятием прибавочной стоимости для инвестиций (напр. Япония, Корея, Китай), очевидно, будут иметь обгоняющую скорость роста!

Конечно, разовое замедление экономического роста не решает проблемы навсегда. Даже «срезав» по зеленой пунктирной линии целый цикл, экономика со временем снова сталкивается с проблемой избыточного капитала. Снова – финансовые пузыри, спекуляции, кризисы. А при длительном использовании этой стратегии страна рискует сойти с дистанции в мировой конкуренции.
21.04 КБ

Интересный эффект на рынок оказывается разовое снижение стоимости воспроизводства рабочей силы, которую представляет собой аутсорсинг производства в Китай. Китай, открыв свой рынок для инвестиций, привел к возможности направить избыточный капитал в «голодную» до инвестиций китайскую экономику, при этом временно повысив норму прибыли за счет более низкой стоимости воспроизводства труда, и позволил странам-инвесторам сохранить низкую долю отложенного спроса в собственной стране. В Китае на тот момент A значительно ниже I, и ему это дало «ускорение» экономики, но по мере насыщения инвестициями вопрос вернется на повестку дня — либо «как сохранить уровень жизни и при этом не отстать», либо «куда деть лишний капитал, который на себя не потратить».

В целом в зависимости от характеристик скорости роста прибавочной стоимости и стоимости воспроизводства труда, а также от динамики технологических циклов, можно ожидать трех вариантов развития событий.
1) Вечное циклическое пересечение спроса на инвестиции с кривой роста прибавочной стоимости;
17.47 КБ
2) Полное расхождение, при котором спрос на капитал никогда не будет покрыт прибавочной стоимостью;
17.16 КБ
3) Полное расхождение, при котором спрос на капитал будет полностью покрываться прибавочной стоимостью (этот график я приводил выше).

Замечу, что все эти варианты абсолютно не зависят от формы собственности на средства производства. Зато справляться с каждым из них социалистическая и капиталистическая формации будут весьма по-разному. Особенно это актуально для второго варианта, при котором фактическая польза от частной собственности на средства производства отмирает, и это и есть, на мой взгляд, то развитие событий, которое предвидел Маркс.

Правда, есть еще третий вариант. Этот тот, от которого предостерегает Ларуш. Когда затраты «выходят из-под контроля», и общество начинает наращивать уровень потребления C за счет урезания инвестиций со скоростью, превышающей скорость роста прибавочного продукта, то доля прибавочного продукта начинает падать, а экономика — замедляться, и система фактически приходит к цивилизационному тупику, который я рассматривал раньше. Но происходит это не по объективным причинам, а за счет неверного административного вмешательства в распределение прибавочной стоимости — то есть в регулирование уровня отложенного спроса.
19.81 КБ

А где же эта «склонность к накоплениям», определяющая отложенный спрос, которую так важно анализировать с точки зрения управления инвестициями? А вот нету ее на графике, нетути! При «чистом» капитализме она регулируется исключительно себестоимостью воспроизводства труда, и чем общество стабильнее, чем преступность ниже, чем доступность базовых благ шире – тем ниже эта себестоимость. Существовала она только во времена, когда уровень концентрации собственников средств производства был низкий, рынок труда и рынок капитала — далеки от конкурентных, конкуренция – далека от совершенной. Тогда и было что откладывать из прибавочной стоимости, и стоял вопрос: потратить или инвестировать. Но в конечном итоге конкуренция загоняет всех на «оптимальную кривую», выше которой инвестировать или нечего, или бесполезно, а меньше – нельзя, сожрут конкуренты.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments