dEmindED (deminded) wrote,
dEmindED
deminded

Category:

народ и власть, кто виноватее?

Регулярно встречаю мнение, что проблема нашей страны — не в правительстве, а в народе. Каков народ, таково и правительство; каково правительство — таково и развитие страны. А народ у нас безответственный, аполитичный, к себе и другим равнодушный, ленивый, вороватый, завистливый, косный, хамский и т.п. И, мол, пока народ не изменится, никакие перемены невозможны.

Изменится ли народ сам по себе? Для этого надо ответить на три вопроса:
1) в чем источник негативных паттернов поведения
2) кто может на эти источники повлиять
3) должен ли кто-то на них вообще целенаправленно влиять

Пойдем по порядку. Существует ли источник этого страшного «высшего собрания чинов милиции», то есть,  простите «менталитета» народа? Возможны два варианта, прямо как в менеджменте по Тэйлору и по Мэйо. Как известно, первый считал, что человек туп, ленив и жаден по своей природе. Второй считал, что в должных условиях человек склонен трудиться с удовольствием и энтузиастом. И тот и другой говорили о необходимости создания определенных условий, только первый мечтал о «ввинчивании» человека в систему организации труда и созданию у него стимулов к труду, а второй — о создании условий, пробуждающих у работника внутренних стимулов «раскрыть» в работе свои возможности.

Любой, имеющий мало-мальский опыт общения с детьми и наблюдательность, скажет не задумываясь, что паттерны поведения точно также формируются под воздействием окружения и прививаются им. Конечно, не базовые психологические характеристики личности, вроде темперамента, но рамки дозволенного, ценности, методы решения проблем не появляются на свет вместе с человеком, они «высасываются» ребенком из окружения (или формируются под его давлением). Соответственно и источники надо искать в этом окружении.

Я бы назвал не так уж много источников образцов паттернов поведения:
1)    члены семьи
2)    герои культуры (книг, фильмов и т.п.)
3)    старшие и умные в жизни ребенка (учителя, воспитатели, руководители)
4)    персонажи в СМИ
5)    ближайшее окружение (сверстники)
6)    дальнее окружение (все люди с которыми приходится встречаться)
А что оказывает «формирующее» действие на поведение?
1)    история успешных и неуспешных опытов решения жизненных задач;
2)    работающие системы поощрения и наказания;
3)    образ жизни и те задачи, которые она ставит.

Брать или не брать взятку человек решает исходя из того, что он видел в семье и в школе, о чем читал и что видел в новостях. Но не менее, а иногда и более важно, вставала ли перед ним вообще проблема о взятке (Предлагал ли ее кто-нибудь?  Была ли для этого физическая возможность? Была ли у человека потребность в этих деньгах?) а если да — то успешно она была решена или нет, а также последовало ли за этим наказание. Могу расшифровать хоть каждый пункт сотней примеров, но имхо этот так очевидно, что и говорить особо не о чем, разве я что опустил.

Кто же может повлиять на эти источники образцов социального поведения? Агентов влияния, опять же, не так уж много:
1.    Отдельные люди. Каждый сам может вести себя так, как хочет, чтобы вели другие, и этим подавать пример детям, ученикам, людям на улице, а также противиться созданию в жизни других условий, благоприятствующих развитию нежелательных паттернов поведения. Если человек занимает руководящую позицию, или находится во власти, или работает с детьми, или является владельцем бизнеса, то значимость его личного  поведения, очевидно, возрастает.
2.    Творческие люди, донося нужные паттерны через литературу и художественные произведения;
3.    Общественные движения, объединения, партии через социальную рекламу, социальные связи;
4.    Церковь в той части населения, которая подвержена ее влиянию, через проповеди;
5.    Государство:
5.1.    Через цензуру, государственные СМИ, пропаганду (социальную рекламу);
5.2.    Через государственную систему воспитания и образования (школьные и дошкольные программы, требования к государственной аттестации и учителям);
5.3.    Через требования к государственным служащим, к корпоративной культуре государственных органов и политических деятелей;
5.4.    Через управление порядком работы государственных организаций и служб;
5.5.    Через принятие регламентирующих жизнь граждан и работу организаций законов и кодексов и практику их применения;
5.6.    Через стимулирование отраслей экономики;
5.7.    Через социальные программы.

Отдельные люди влияют на окружение несистемно, плюс их поведение само по себе есть результат влияния окружения. Я долгое время верил, что самое правильное — это жить и вести себя так, как хочешь, чтобы вели себя все, и этим уже изменять мир. И это, на мой взгляд, до сих пор верно, если вычесть слово «самое». Это необходимое условие, но явно недостаточное на текущем этапе развития общества. Возможно, в обществе будущего мы достигнем ситуации, когда обществом будет править разум каждого отдельного гражданина, и система воспитания будет базироваться на устойчивой сетке поведения отдельных членов общества. Для этого необходимо, чтобы воспитание было, с одной стороны, достаточно однородно (хотя бы не противоречиво), и обладало определенными свойствами, направленными на самозащиту, то есть сохранение в обществе лучших паттернов и вытеснение худших. В некотором роде должна произойти  «кристаллизация» общественного поведения, переход от текущего броуновского движения в газе, который стремится разрядиться, в устойчивую сеть молекул кристалл, который сопротивляется воздействиям, причем, очевидно, это должно быть не закостенело-закрытое состояние, а динамическое, открытое, позволяющее системе общественного поведения развиваться в гармонии с другими факторами (научным, информационным, организационным, психологическим, экологическим и еще бог знает каким в будущем). Если было бы возможно пройти эту точку, я думаю, система воспитания в обществе в бесконтрольном состоянии (без внешних воздействий) перешла бы от саморазушения к саморазвитию. Но вот до этой точки, «отпущенное» общество будет, скорее, катиться в обратную сторону по пути вытеснения положительных паттернов негативными, причем с экспоненциально растущей скоростью. Что заставляет нас обратить внимание на тех агентов влияния, которые могут повернуть ситуацию.

Возлагать ответственность за изменения в обществе на писателей невозможно. Во-первых, на общество в основном влияют писатели прошлого, а значит, их опыт не может быть проактивным (хотя и может быть вечно актуальным); во-вторых, это только один фактор влияния из многих, и далеко не самый главный; в-третьих, писатели сами есть порождение существующего общества. Таким образом, хотя искусство, на мой взгляд, является самым здоровым и правильным инструментом воспитания общества, оно всегда занимает пассивную позицию и не может быть двигателем всего общества из плохого состояния в лучшее.

Общественные организации отличаются в лучшую сторону тем, что, во-первых, целеориентированы, во-вторых, занимаются этой деятельностью осознанно. Минус общественных организаций в сложности расширения охвата, в слабых рычагах воздействия (например, опосредованно через влияние на государство), в ресурсном дефиците. Также большие проблемы работе общественных организаций может создать противодействие государства, если деятельность таких организация войдет в противоречие с личными интересами властных групп или персоналий в связи с высокой их уязвимостью. Плюс эффект от работы общественной организации тем больше, чем больше сама организация, а размер организации определяется количеством соответствующих этой организации активных членов общества, т.е. ресурсная база привлечения членов организации прямо связана с их количеством. Таким образом, у общественной организации чрезвычайно низкая скорость роста на начальном этапе (пока мало членов и нет ресурсов для их привлечения) и на развитие с нулевого уровня до сколь-нибудь заметного эффекта может понадобиться много времени. В условиях экспоненциальной  деградации общества скорость роста эффекта организации может оказаться банально недостаточной для спасения ситуации, т.е. общество придет к коллапсу прежде, чем организация достигнет размера, достаточного для запуска в обществе обратного процесса.

Церковь долгое время выполняла функции общественного воспитателя, определяя границы дозволенного и недозволенного, формулируя моральные ценности, подавая личный пример, участвуя во всех сферах жизни человека: в личной жизни и семье через молитвы, заповеди и религиозные книги (с образцами и притчами), в «соседском» социуме через приходы и храмы, в образовании через школы, в социальных институтах через обряды, даже в государственном управлении. Много где религия сохранила за собой эту роль, но, очевидно, что роль эта будет ослабевать и уходить в прошлое или неузнаваемо трансформироваться. Возможно, это связано с тем, что церковь не присутствовала в деловой жизни (коммерческой и бюрократической), а с развитием капитализма и бюрократии эти сферы стали доминировать, и церковь постепенно стала вытесняться изо всех остальных частей жизни: государственного управления, искусства, образования, наконец, из повседневной жизни. Церковь формировала устойчивую, но закостенелую систему воспитания, основанную на трансцендентальном для человека опыте (привнесенном извне, из писаний), а не осознанного через собственный разум; поэтому в какой-то момент церковь не смогла отреагировать на изменения в обществе и ее учения оказались не исчерпывающими, а значит сомнительными, что нанесло сокрушающей удар по трансцедентльности. Десятилетия атеизма, научного прогресса, ускорение развития общества делают невозможным возрождение церкви в старом виде — она больше не сможет выполнять эти функции в старом виде, как бы об этом не печалились те, кто понимают, что с ее уходом в области общественного воспитания возникает губительная пустота…

Которую попыталось заполнить государство. В СССР была плановая система воспитания. В Японии плановая система воспитания. В Китае плановая система воспитания. В нашей стране никакой системы воспитания уже нет. А ведь только государство осталось единственным эффективным агентом влияния. Только оно может ввести достаточно объемлющие, целостные, согласованные действия по изменению общественно поведения по целому комплексу направлений. Без него этому взяться банально неоткуда. Если общественная система воспитания катится под гору саморазрушения, государство является единственным агентом, который может спасти ситуацию. Но должен ли?

Буквально в предыдущем посте я писал о том, что любая «промывка мозгов» есть для общества зло, т.к. уничтожает то, что является единственно верной стратегией выживания. Потому что, во-первых, это означает, что есть кто-то, кто ЗА общество понимает, как этому обществу жить; во-вторых, что общество само не понимает, как ему жить. Церковь уверена, что знает истину, и требовала в них верить, а не понимать их. Истины оказались не готовы к  критике, к сомнениям, не адаптировались к изменившемуся обществу, потому что изменить их было некому. Откуда сегодня взять те законы, которые должны определять жизнь общества? Кто может сказать, нужна семья для развития общества или мешает ему; развивает человека свободная половая жизнь в юности или развращает его; смирение следует превозносить или дерзость, аскезу или стяжательство, проповедовать служение обществу или стремление к независимости, индивидуализм или конформизм, толерантность или принципиальность? Какая истина сегодня будет для общества спасительной, а какая — губительной?

Нет объективной истины. То, что сегодня спасительно, завтра может прослужить причиной краха человеческой цивилизации. Но общество без ориентиров — мертвое общество, без какого-либо морального руководства верх возьмут самые низменные, примитивные потребности. Для выживания любое общество должно иметь принципы, путь не неизменные, но отвечающие его текущим потребностям. Скорее всего, обеспечивающие сочетание в себе базовых потребностей человека в безопасности и самореализации с потребностями общества в выживании. Эти ценности не могут упасть с неба, они должны быть кем-то определены. Кто этот таинственный «кто-то»? Могут ли принципы самозародиться и самоутвердиться в обществе, которое катится к распаду?

Да, в обществе есть люди, которые понимают важность таких ценностей. И все больше людей, которые видят бесперспективность общества без них. Значит, появление этих ценностей возможно, даже неизбежно. А вот их самоутверждение в разлагающемся обществе — невозможно. Личным поведением горстка отдельных людей спасти общество не может, влияние литературы всегда запаздывает, общественные организации слишком уязвимы и медлительны. Только государство может — и обязано! — взять на себя функции создания системы паттернов поведения собственного народа. Таково противоречие. Иначе оно не может выполнять свою основную функцию по «созданию условий, обеспечивающих достойную жизнь  и свободное развитие человека».

Означает ли это тотальную мозгопромывку, марши строем под музыку, репрессии и выкрикивание лозунгов? Нет, нет и нет. Нужны не новые догмы, церковные истины, вгоняемые в головы молотком. Нельзя выковать свободное мышление, «привить» любовь к свободе насильно, принудить к ответственности за свою жизнь и за жизнь общества. Общаясь с ребенком, я очень остро чувствую, что методы Тэйлора работают, но работают гораздо хуже того, чего можно достичь с использованием подхода Мэйо. И современные методы мотивации и воспитания это подтверждают.

Государство в интересах народа обязано создать условия для развития у граждан активной гражданской позиции, чувства ответственности за свою жизнь и за общество, готовности к защите своих прав свобод, любви к труду, творчеству и знаниям, примата заботы о будущем своих детей и грядущих поколений, самостоятельности в мышлении и нетерпения к манипулированию, понимания важности социальных отношений и выгод порядочности и честности, внимательности к нуждам других и уважения к ним. Только государство может обеспечить для этого все необходимые условия; ни одна другая сила в нашей стране сегодня на это уже не способна. И аналогично тому, как коррумпированная среда совращает каждого, кто в нее попадает и пытается удержаться, устойчивая система социальных норма и образцов поведения будет способствовать распространению и утверждению своих положительных норм, сопротивляться внедрению негативных паттернов.

Что я подразумевают под «созданием условий»? В большинстве случаев это вовсе не идеологическая работа. Это экономическая работа, политическая, управленческая. Устранение всех негативных факторов: калечащей школы, отвращающей от желания учиться, продажности госструктур, склоняющей воровать, а не зарабатывать, рейдерства и кошмаренья эффективного бизнеса, подавляющих предпринимательство, людоедского градостроительства и условий жилищного строительства, центростремительной геоэкономической политики, сокрытельства реального состояния дел в экономике. Какое чувство самосознания, ответственности, активной гражданской позиции может сформироваться у госслужащего, приехавшего из глубинки, живущего на долю в откатах, в съемной квартире с престарелыми родителями, в двух часах езды от работы, где он даже ребенка завести не может, потому что в садик его не устроить, а без зарплаты жены денег на еду, ЖКХ, одежду и дорогу до работы банально не хватит.

Создание условия — более важно, чем любая идеологическая пропаганда. Нельзя вбить то, что должно зародиться внутри. Советская власть хорошо показала, как время работающих социальных лифтов — этого первого критерия эффективности любой организации, любой системы! — показывало самые смелые экономические успехи. И как оно сменилось временем застоя, упадка, хотя — формально — идеология-то осталась та же самая! Те же пионеры, всем примеры, та же декларация любви к труду и самых лучших, самых правильных из моральных ценностей! Но как только реальные действия государства стали условия для этих паттернов уничтожать, как только мотивация к строительству светлого будущего и к труду уперлась в повсеместную фальсификацию, доносительство, коррупцию, имитацию труда, уравниловку, столкновение идеалов и реальности перемололо всю волю, весь потенциал и десятилетиями отстраиваемую систему отношений. Не коммунистические ценности проиграли либеральным — в конце концов, сегодня между капитализмом и социализмом границу нащупать тяжеловато, — просто эффективно работает только та система, в которой существуют и действуют эффективно социальные лифты, открыты возможности развития человека и которая поощряет успешные для выживания общества поведенческие паттерны. Капиталистический мир пошатнулся, когда финансовые спекуляции оказались более вознаграждающими, чем развитие производства; когда  социальные пособия подрывают стимулы к труду; когда образ приятной, легкой жизни оторвался от любви, семьи и детей…

Все действия государства, решения правительства влияют не только на экономическую или социальную жизнь общества, они так или иначе воздействуют на паттерны поведения людей. И государство обязано знать об этом, обязано принять на себя функцию сознательного формирования желательного поведения своими действиями, обязано оценивать, как каждое решение повлияет на условия развития личности в государстве, к чему создаст стимулы, а для чего — преграды. И если судить по эти признакам реальные, а не декларируемые изменения в жизни нашего государства, то существо, в которое стремится превратить гражданина наша власть, является порождением самых страшных кошмаров. Уж точно оно не является хозяином в своей стране и даже хозяином своего собственного будущего. Я не видел человека, которому не было страшно за то, какое влияние на его ребенка окажет общество наперекор всем своим усилиям: будет ли он пить пиво с 10 лет и курить, ненавидеть школу, любить диму билана, мечтать о черной БМВ с мигалкой и должности в газпроме, подворовывать на нелюбимой работе, участвовать в футбольных побоищах, читать только чайлдфри и донцову, мечтать унести ноги в приличную страну, попадать в сводки новостей в компании фа или антифа, не сколется ли он и не спрыгнет ли с крыши после потери ипотечной однокомнатной квартиры за неуплату...

Поэтому мне претят все рассуждения в стиле «сначала сами поправьте себе мозги, потом ругайте власть». Безусловно, плохое правительство — не есть оправдание для срущего в лифте. Но ответственно за наличие в обществе привычки в лифте срать именно оно, а вовсе не призрачный «менталитет». И изменения возможны не волшебным перерождением каждого, когда все внезапно станут умными, добрыми и трудолюбивыми, а только долгой плановой целенаправленной кропотливой работой по созданию социальных лифтов и условий развития и укрепления правильных паттернов поведения, длиной в несколько поколений, начинающейся на самом верхнем уровне. Поэтому критическое значение имеет, кто же на этом верхнем уровне находится, и чьи же интересы в реальности он блюдет. Я уже давно уверен, что не наши с вами.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments