dEmindED (deminded) wrote,
dEmindED
deminded

О промывке мозгов, религии, тоталитаризме и рекламе.

Я тут отвечал Kosch’у по поводу взаимосвязи экономики и морально-этической парадигмы  общества и подумал, что тема промывки мозгов вообще заслуживает отдельного рассмотрения. Замечу, что я не стараюсь дать оценку той или иной форме морального насилия, рассматривая их скорее как историческую неизбежность, этапы эволюции, чем чью-то злую волю.

Собственно история промывки мозгов насчитывает довольно много лет. С течением времени менялись и технические средства, и институты, и, что самое главное, цели.

Изначально воспитанием ребенка занимается семья. Цели у семьи довольно прозрачные: выжить и продолжить род. Если рассмотреть институт семьи изолированно, то собственно семья выпускала бы индивида, нацеленного исключительно на выживание и размножение. Наверное, в первобытном обществе так и было.

Как только мы прибавляем к семье некоторый социум, такой как община, мы получаем уже набор традиций, который вдалбливается ребенку в мозг ради более высокого блага — выживание не только семьи, но сосуществование в обществе. В традициях, очевидно, должны кристаллизоваться те нормы и ценности, которые дополнительно ограничивают личную свободу, но нужны для выживания в обществе. При этом рационально их вывести общество еще не в состоянии, может быть, лишь отдельные члены могут осознать их назначение, а родятся они в основном путем написания «кровью», как воинский устав — методом проб, ошибок и закрепления положительного опыта. Начиная, например, от запрета на инцест. Эти ценности и моральные ограничения изначально закладывает семья, позже присоединяется система общественного воспитания и/образования.  В целом как таковой «промывки мозгов» здесь нет, нет направленного привития любви к чему-то, скорее наложение запретов.

Самым известным «промывателем мозгов» является, конечно же, церковь как институт и религия как инструмент. Если посмотреть на основы религиозных ценностей и прививаемых моральных ограничений, только очень предубежденный человек будет спорить, что они не являются жизненно необходимыми для сосуществования людей в обществе. У меня сложилось впечатление, что религия является механизмом саморегуляции, выработанным обществом при достижении определенного уровня развития и численности. Однако ценности религии, направленные на «спасение души», уже выходят за пределы целей семьи или общины. Более того, религия уже требует корректировки не поведения, но самих мыслей и чувств, что принципиально отличается от «табу» и «традиций», что уже больше соответствует моему пониманию «промывки».  Инструменты и институты внедрения этих норм также развиваются: проповеди, литература, обряды, да и содержание может корректироваться (от ветхого завета, через новый к современным формам). Постепенно религия внедряется в школу. Развитая система влияния, очевидно, дает церкви большую силу, благодаря чему она сближается с властью — то ли как удобный инструмент власти, то ли получая все больше власти в свои руки, а своре всего по обеим причинам.

Я не буду касаться момента извращения религии и использования ее инструментов в целях получения и удержания власти — любая сила развращает, и, конечно же, будет использована для удовлетворения личных желаний. Но это, как мне кажется, уже последствия, а не источники возникновения религий.

Следующим крупным заказчиком промывки мозгов становится государство. Сначала государству нужны воины и подчиненные, и для их воспитания трудно придумать что-либо лучше, чем соответствующая доработка религии. Собственно цели государства не слишком искажают цели религии: послушание, обожествление власти. Не знаю насчет идей богоизбранности отдельных народов, джихада, крестовых походов и прочих военных и националистических приложений, но очень похоже на настройку религиозных инструментов для государственных военных и репрессионных целей.

Но со временем экономика для государства значит все больше. И если посмотреть на более современные тоталитарные режимы, то национальная идея усиления государства требовала веры в идеалы, которые могут этой экономике послужить (при этом, не отходя от целей заставить полюбить правителя, легитимизировать власть и пойти воевать за идею). Новая цель «промывки мозгов» — заставить людей работать  на благо государства. Тут одной идеологией не обойдешься, требуется привить культ труда, а предварительно «прочистить» мозги от предыдущих ценностей. В итоге все приходят к одной цели: на службу государства ставятся и образование, и литература, и тайные полиции, и — новинка! — средства массовой информации. Религиозные институты на западе максимально отторгаются, так как не подлежат оперативной трансформации под «экономическую» пропаганду (на востоке, например в Японии, это проходит гораздо мягче, традиции и религия не вытесняются, а сплавляются с новыми целями).

Для «экономической» промывки мозгов характерны, конечно же, совсем другие цели. Во главу угла должны быть поставлены новая идеология (если создается), националистические чувства и любовь к труду. Фактически целью является заставить народ полюбить самоотверженный труд на благо родины. Естественно, результаты этого труда до блага самого народа доходят далеко не в полном объеме. Зато хорошим индикатором смены ценностей является нивелирование ценностей предыдущей «прошивки» — репрессионные зверства оправдываются новыми целями, новой идеологией.

С постепенным крушением или ослаблением тоталитарных режимов, пережитого ужаса мира перед тоталитарными репрессиями, государства постепенно (где-то больше, где-то меньше) отказываются от навязывания идеологии. Ну, максимально — корректируют картину мира или своих действий в глазах граждан через СМИ, но в «душу» лезть более не смеют, никаких жизненаправляющих ценностей не навязывают. Казалось бы, свобода воли, разума, чувств!

Свято место пусто не бывает. Пусть обществу привит некоторый иммунитет против «промывки», но инструменты и технологии разработаны и становятся все более общедоступными. Появился самый новый и активный игрок на поле вольной борьбы за человеческий ум — бизнес. Насыщение рынков в отдельных отраслях поставило перед коммерческими компаниями проблему сбыта во главу угла. Сбыт требует стимуляции потребления, ему не нужны любящие работать аскеты или благочестивые верующие. Но есть ли у бизнеса власть и средства? В нашем либеральном обществе — о, да! Реклама! Как много в этом звуке… СМИ, являясь передовой силой «промывки мозгов», почти целиком попали в руки бизнеса. Мы говорим — дайте свободу слова, но получаем-то свободу слова бизнеса. Коммерциализация огромной части институтов, в том числе обладающих существенными средствами «промывки», переориентирует их на совершенно новые цели — продать. Продать книгу, продать передачу, продать продукт, продать место в школе. И прекрасно, казалось бы, да здравствует рынок свободной конкуренции, когда в процессе соревнований качество растет, а цены падают, — потребитель счастлив!  Только у бизнеса цель — не выигрыш потребителя, а прибыль. А этой цели все лучшие человеческие ценности не соответствуют. Зачем делать лучше (качественнее, дешевле…) других, если можно вместо этого покупателя убедить в превосходстве товара другим способом — рекламой? Все начинается с благородных целей (донести до потребителя преимущества своего товара), и нет никакого глобального заговора, но рост и война рекламных технологий за внимание превращается в войну за желания; продвижение своего товара — в накрутку и создание новых потребностей. И бизнес победно выходит на поле под гордыми лозунгами «Побалуй себя!» «Учить отдыхать!» «Мы живем лишь раз» и стотысячными «Тебе надо, тебе надо, тебе надо»… Новая цель промывки — не выжить, не продолжить род, не жить праведно, не работать на благо общества. Новая цель — больше жрать. Впрочем, не это ли всегда надо было человеку для счастья, разве не естественны эти идеалы, в отличие от религиозного смирения или тоталитарного труда на общество?

Кто еще занимается промывкой мозгов, кто еще пытается повлиять на ценности человека? Государство, если отказалось от тоталитарных замашек (что у нас никак не завершится), в голову к людям больше не лезет. Настоящий писатель и художник не имеют силы массового воздействия, особенно в среде процветания «коммерческого искусства». Религия, где она не выжжена атеизмом, ведет борьбу, но что могут проповеди против цветастой, максимально креативной и хорошо оплачиваемой, поэтому создаваемой профессионалами рекламы. У нас церковь пытается вернуться в школу, залезть на телевидение,  потеснее приблизиться к власти, но СССР хорошенько «тряхнул» мозги нации, возможно (и надеюсь), что уже навсегда. Остается только семья, но ее средства передачи и сохранения ценностей — самые древние и примитивные, и те терпят эпическое поражение в борьбе с модой на бездетность и на жизнь в свое удовольствие.

Мы живем не в мире победивших потребительских идеалов. Мы, во многом, еще дети религии и «совка» по воспитанию, еще дети ценностей прошлых эпох по литературе. Многие из нас (хотя все меньшие, как мне кажется по наблюдениям) еще идеализируют честный труд, профессионализм, благо общества, христианскую праведность и любовь, семью и детей. Но общество изменяется, достаточно посмотреть, как быстро потребление захватило умы людей нашей страны, как оно проникает в традиционную Японию и даже в тоталитарный Китай.

Плохо это или хорошо — вопрос открытый. Мне бы хотелось верить, что ценности потребления ведут к росту благосостояния населения, но я не могу забыть, что рост значимости одних ценностей часто означает упадок других. Общество реагирует — социальная ответственность и этика бизнеса, экологические движения… Но, мне кажется, вряд ли эти плотины смогут сдержать море в берегах. Бизнес может расти и приносить прибыль в рамках выработанных идеалов: справедливая оплата труда, этические отношения в бизнесе, информационная прозрачность рынка, экологичность, честная конкуренция, государственное регулирование рынков в пользу создания равных условий бизнеса. Но все эти идеалы чужды бизнесу и потребительству, смогут ли они долго продержаться в умах граждан в море рекламного безумия ценностей при отсутствии воспитательной «промывки мозгов»? Достаточно посмотреть на гримасы бизнеса в России, где от моральных ценностей христианской Руси и космополитично-трудолюбивого СССР остались жалкие обломки, чтобы увидеть его истинное лицо: жестокость,  воровство, беспринципность, эксплуатация, коррупция, спекуляция, халатность. Можно посмотреть и на мировые проявления: эксплуатационный глобализм, упадок семьи в развитых странах, безответственная перекредитованность, финансовый аферизм. Можно утверждать, что причины у каждого явления свои, или что они имеют и положительные стороны (например, замена военной экспансии ресурсной), или что ситуация исправляется (как мода на экологию), но их сумма и общий вектор кажется мне очень тревожными. И кто им противостоит, кто пропагандирует альтернативные ценности? Националистические движения, церковь и религиозные движения, регулирующее вмешательство государства, идеалистические активисты — все, к чему современный пуганый либеральный потребитель испытывает недоверие вплоть до отторжения.

Мне противно любое насилие над личностью, ее внутренним миром, даже со стороны рекламы, мне бы хотелось, чтобы внутренние идеалы человека формировались сами, желательно — из книг. Только в них заложен многогранный опыт прошлого, сосредоточено все многообразие ценностей авантюризма, христианства, викторианства, капитализма, протестантизма, коммунизма и всего-всего, через что человечество прошло и откуда вынесло свои уроки. Только в литературе отложится и будущий опыт, никаких иных механизмов передачи морального опыта из поколения в поколение человечество не придумало, а без передачи опыта невозможна и эволюция. Остается надеяться, что после эпохи проповедования счастья в потреблении наступит новая эпоха, а уроки этой также останутся в книгах для будущих поколений. Нельзя заместить самостоятельную работу над своими ценностями простым «правильным» внушением, какие бы ценности и с какими бы целями не внушались. Свобода воли, мыслей и чувств — это личная ответственность каждого за все человечество, которую нельзя реализовать без должного труда по усвоению опыта прошлого, и прежде всего — морально-этического, который учит нас жить правильно, в основном показывая, как — неправильно. Увидит ли человечество когда-нибудь такое общество, иммунное к любой пропаганде и внушению, закончится ли когда-нибудь период принудительного морализаторства, и придет ли к нему на смену время настоящей, осведомленной и ответственной, моральной свободы человека? Я думаю, что это было бы истинным витком эволюции человеческого общества.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments